некоторые вопросы кыргызско-таджикской границы.

18 марта 2021 года в таджикском городе Гулистон прошли очередные переговоры правительственных делегаций по делимитации и демаркации границ Кыргызстана и Таджикистана. Особенностью встречи является то что, процесс переговоров возглавили руководители спецслужб двух стран, со стороны Кыргызстана Камчыбек Ташиев, а с Таджикистана Саймумин Ямитов.

При этом если по результатам государственного визита президента Кыргызстана С. Жапарова в Узбекистан и по заявлению главы Государственного комитате национальной безопасности Камчыбека Ташиева проблема кыргызско-узбекской границы решена путем обмена спорных участков и т.д., то с Таджикистаном вопрос остается открытым. 

Граница между Кыргызстаном и Таджикистаном на отдельных участках периодически становится источником конфликтов местного населения и пограничных структур двух соседних стран.

Вместе с этим проблемы кыргызско-таджикской границы, кроме невозможности определения принадлежности участков, той ил иной стороне лежит и в политической плоскости. В Кыргызстане и Таджикистане, несмотря на официальные заявления о приверженности к миру и добрососедству, есть немало сторонников решения вопроса границ силовым путем. Об этом свидетельствует одно из последних столкновений пограничников в одном из приграничных районов Кыргызстана и Таджикистана в мае 2020 года, с применением минометов со стороны таджикских силовиков. 

С другой стороны при новом президенте Садыре Жапарове появилась тенденция подключения к решению вопроса границ с Таджикистаном силовых структур, в частности глава Государственного комитате национальной безопасности впервые в истории страны возглавил делегацию по переговорам с Таджикистаном. Более того в преддверии данного процесса Кыргызстан провел на приграничной территории с Таджикистаном крупные военные маневры, в которых были задействованы около двух тысяч военнослужащих, сотни бронетанковых единиц, артиллерийских систем и авиация. Но судя по результатам переговоров между Кыргызстаном и Таджикистаном, военные учения кыргызской армии на приграничье не произвели особого впечатления на официальный Душанбе.

Тем не менее, в действиях Бишкека по всей вероятности кроется причина внутреннего характера, которая также относится к политической плоскости и неспособности власти решить вопрос границ с Таджикистаном с начала обретения независимости Кыргызстаном. Первый президент Аскар Акаев не проявлял особого интереса к делимитации границ, хотя с другой стороны придал особый статус Баткенской области, приграничной с Таджикистаном и Узбекистаном. Следующий президент Курманбек Бакиев, имея опыт переговоров с Таджикистаном, будучи премьер-министром в 2002 году провел процесс делимитации около 200 километров кыргызско-таджикской границы, в дальнейшем не затрагивал эту тему. Другой президент Алмазбек Атамбаев, находясь под влиянием своего ближайшего окружение, которое было замешано в контрабанде, в том числе на кыргызско-таджикской границе мало уделял внимание вопросу границ, как его ставленник президент Сооронбай Жэжнбеков. С другой стороны практически все первые лица страны исходя из ситуации в стране, которой характерны, перманентные политические конфликты внутри элиты и попытки конкурентов обвинить в отсутствии политической воли, предательстве интересов народа и т.д. старались избегать конкретных шагов по решению пограничных вопросов с соседями.

В то же время в проблеме кыргызско-таджикской границы существует и экономическая составляющая, так называемого теневого характера – контрабанды нефти и горюче-смазочных материалов в крупных объемах. Один из депутатов парламента в марте 2021 года заявил что, на протяжении 30 лет после независимости Кыргызстана каждая власть, так или иначе принимала участие в контрабанде нефтепродуктов на границе с Таджикистаном, получая от этого определенную долю процентов дохода. Открытым вопрос контрабанды и об участии в ней высокопоставленных лиц стало известно в период 2011-13 годов, когда участились акции протеста жителей приграничный районов, которые открыто, говорили о больших объемах контрабанды нефтепродуктов в Таджикистан, в том числе и бензина, поставляющийся из России по льготным ценам. 

Тем не менее, на пресс-конференции 26 марта 2021 года глава Государственного комитате национальной безопасности Кыргызстана К. Ташиев заявил что, контрабанда нефтепродуктов в Таджикистан будет остановлена. Однако эти заявление могут быть полностью нивелированы политической необходимостью, ввиду того традиционно власть в Кыргызстане не имеет ресурсов для борьбы с политическими конкурентами. В данном случае финансовые потоки от контрабанды как границе с Таджикистаном, так и с Китаем представляют собой для действующей власти в Кыргызстане огромный финансовый ресурс, контроль которого обеспечивает стабильность своих позиций. 

При этом официальный Душанбе на фоне громких заявлений кыргызской стороны по результатам переговоров в Гулистоне хранит молчание, в том числе в вопросе обмена спорных участков, о которых говорил на своей пресс-конференции глава Государственного комитате национальной безопасности Кыргызстана К. Ташиев.

Соответственно проблема границ двух соседних стран пока остается нерешенной, к тому же перед своей поездкой в Таджикистан глава Государственного комитате национальной безопасности Кыргызстана К. Ташиев провел встречи с жителями приграничных районов, в которых часто происходят конфликты с населением Таджикистана. Несмотря на высокую степень доверия и авторитет К. Ташиева, заявления по обмену участков с Таджикистаном вызвало среди населения приграничных районов недовольство, что чревато ростом напряженности на границе.

Но, несмотря на амбиции и неуступчивость, как Бишкека, так и Душанбе скорейшее решение вопроса делимитации границ государств в интересах обеих стран. По существу единственной точкой напряженности в Центральной Азии является граница Кыргызстана и Таджикистана с учетом частоты постоянных конфликтов местного населения и вооруженных столкновений пограничников стран соседей. Вероятность полномасштабного конфликта между Кыргызстаном и Таджикистаном в среднесрочной или долгосрочной перспективе зависит, в том числе и от внешних факторов в регионе. Это в первую очередь близость к другому очагу военного конфликта – Афганистану. Более того согласно статье издания The New York Times от марта текущего года, которое ссылается на анонимные источники в руководстве США, президента Джо Байдена его окружение отговаривают от исполнения договора с Талибан о выводе американских войск из Афганистана, основываясь на закрытом докладе ЦРУ. При этом представители Талибан заявили, что в случае отказа от вывода войск США в установленный срок согласно договору, будут возобновлены военные действия.

Продолжение конфликта в Афганистане может оказать в дальнейшем влияние на точку напряженности в вопросе границ Кыргызстана и Таджикистана, ввиду того что в Афганистане действуют террористические группировки выходцев из Центральной Азии, как в составе Талибан, так и вне его, список которых входят «Ансаруллахи», «Катиба Таухид валь Джихад» и другие. Возникновение любого очага напряженности и военного конфликта между государствами на территории Центральной Азии без сомнения приведет в движение эти террористические группировки и повлияет на их активность, что не входит в интересы как стран региона, так и России и Китая, имеющих свои геополитические интересы.

Мамбетов Н. заместитель директора аналитического центра «Prudent Solutions».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s