Перспективы участия Ирана в обсуждении проблем безопасности и противодействия международному терроризму в Центральной Азии.

Усубалиев Эсен.

Текст доклада на конференции «Государственная политика по противодействию религиозному экстремизму на примере опыта и достижений Кыргызской Республики и Исламской Республики Иран».

Современная ситуация в области безопасности и противодействия международному терроризму в таких ключевых регионах как Ближний  и Средний Восток, Южная и Центральная Азия, а также в таких странах как Россия и Китай, диктует необходимость совместного обсуждения и выработки действий против общих угроз безопасности, как внутреннего, так и внешнего характера. Если страны Центральной Азии, Россия, Китай, участвуют в коллективных формах обсуждения проблем безопасности и сотрудничества в области противодействия терроризму, то Иран остается единственной страной, которая не участвует в коллективных формах сотрудничества в этой области в Центральной Азии. Не смотря на то, что с исторической точки зрения,  Иран также входит в число государств, которые оказывали влияние на регион, и в перспективе, потенциально могут оказывать влияние на Центральную Азию по многим направлениям, в числе которых вопросы региональной безопасности и противодействия международному терроризму.

Иран участвует в трехсторонних формах сотрудничества по вопросам безопасности в Сирии — формат Россия, Иран, Турция, является участником мирных переговоров по Сирии в Астане, а также имеет собственную площадку для обсуждения проблем международной безопасности, в рамках которой в декабре 2018 года прошла вторая конференция по проблемам безопасности в Западной Азии.

Иран благодаря своему потенциалу, оказывает влияние на безопасность по нескольким направлениям, это прежде всего — Ближний Восток и Персидский Залив, Афганистан и Пакистан, Кавказ, Каспийский регион и частично, Центральная Азия. Из всех этих направлений, Центральная Азия остается пока еще самым неразвитым направлением в диалоге по противодействию международному терроризму и безопасности.

В отношении стран Центральной Азии, Иран также предпринимал периодические попытки вовлечь в обсуждение проблем безопасности и развития на уровне аналитических центров и экспертного сообщества в разные годы. Однако, к сожалению, эти инициативы не получили дальнейшего развития.

Участие Ирана Международной конференции по обеспечению безопасности и устойчивого развития в Центральной Азии под эгидой ООН в Самарканде в 2017 году, а также участие в ташкентской конференции по Афганистану «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие» следует отметить как позитивные сдвиги в этой области, однако их нельзя назвать достаточным для уровня устойчивого диалога в этой области, если мы говорим о странах Центральной Азии как о региональной общности.

Важно отметить, что Иран, Россию, Китай и страны Центральной Азии объединяют общие вызовы и угрозы в области международного терроризма. Более того, Иран, также как и Россия постоянно задействованы в военных действиях против международного терроризма на территории Сирии и оказывает финансовую и гуманитарную поддержку народу Сирийской Арабской Республики, страдающему от вооруженных действий.

Иными словами, борьба Исламской Республики Иран с международным терроризмом способствует снижению издержек других государств в этой области, подрывает потенциал террористических групп и ограничивает их распространение. В том числе и стран Центральной Азии. Общеизвестно, что выходцы из центальноазаитского региона вот у же на протяжении 5-6 лет, участвуют в военных действиях на территории Сирии, Ирака и Афганистана. В сравнении с ролью России в устранении угроз на дальних рубежах, роль Ирана, не так заметна для общественности стран Центральной Азии.

В целом, можно сказать, что неразвитость диалога в области безопасности в формате «Иран плюс Центральная Азия» объясняется различными причинами как со стороны Ирана, так и со стороны стран Центральной Азии.

Полагаю что их можно сгруппировать следующим образом.

Со стороны Ирана:

  1. Центральная Азия не является приоритетным направлением внешней политики Ирана и это объясняется экономической целесообразностью, неразвитостью транспортных коммуникаций и многих других факторов.
  2. У Ирана пока еще отсутствует официально заявленная концепция развития отношений со странами Центральной Азии, т.е. пока еще не известно как Иран видит регион Центральной Азии, какие цели и задачи ставит в своей внешней политике в отношении региона. Следует напомнить, что у стран, не имеющих общих границ с регионом, есть собственные площадки для диалога в виде «ЦА плюс Япония», «США плюс ЦА», регулярно принимаемые стратегии ЕС по Центральной Азии, Тюркский саммит, и из последних событий, Индия плюс Центральная Азия и Афганистан.

Со стороны стран Центральной Азии присутствуют несколько иные факторы.

  1. Недоверие и осторожность в развитии отношений с Ираном, которые являются порождением отсутствия объективной информации об Иране, а также не знанием на официальном уровне целей и задач внешней политики Ирана в Центральной Азии.
  2. Влияние западных стран, в частности США и их союзников, которые посредством санкций накладывают ограничения на развитие торгово-экономических отношений и оказывают влияние на политический диалог и сотрудничество.

Нельзя не отметить и влияние внешних сил.

  1. США, Израиль, Европейский Союз, Арабские страны, Турция, Пакистан не хотели бы видеть активной политики Ирана в Центральной Азии по многим причинам. Но в основном они определены как политической, так и религиозной мотивацией (если говорить о мусульманских странах).
  2. Россия и КНР, при наличии партнерских отношений и тесного экономического сотрудничества с Ираном, пока еще не определили собственную позицию по Ирану в Центральной Азии — т.е., еще не выработали свое мнение о том, в каком виде присутствие Ирана будет выгодно для двух стран, влияние которых в Центральной Азии является определяющим. Если в диалоге с Россией Иран имеет договоренности в области безопасности, то с Китаем, Ирану возможно потребуется выражение более четкой позиции по   совместному сотрудничеству в области противодействия сепаратизму и терроризму.

На пути диалога Ирана и стран Центральной Азии существуют и проблемы.

Самая главная из них, это наличие серьезных противоречий между Таджикистаном и Ираном из-за позиции по Партии Исламского Возрождения Таджикистана, которая признана террористической на территории Таджикистана. Это обстоятельство оказывает влияние не только на перспективы участия Ирана в обсуждении вопросов противодействия международному терроризму, но блокирует обсуждение полноправного участия Ирана в ШОС, для которого, как известно, требуется согласие всех его членов.

И здесь мы сталкиваемся как с юридической, так и политической проблемой. Если на территории одного государства Центральной Азии, ПИВТ признана террористической, любые другие дружественные государства, не могут игнорировать юридическое решение другого суверенного государства.

Поддержка ПИВТ со стороны Ирана, от которой говорят СМИ и некоторые эксперты Таджикистана, оказывает влияние и на региональное доверие со стороны стран Центральной Азии. Ситуация в регионе, по сравнению с периодом 5 летней давности, кардинально поменялась. После смены власти в Узбекистане, в регионе появилась надежда на тот уровень сотрудничества и взаимодействия, который мы никогда не видели во всех областях. В этой связи, никто не хочет портить отношения с Таджикистаном. А без его участия, любые региональные инициативы, в том числе и по безопасности и борьбе с терроризмом, не будут иметь целостный, региональный характер.

Мы не вправе решать является ли ПИВТ террористической организацией или нет, на это есть решения законных властей Таджикистана. Однако, очевидно и другое — ПИВТ не имеет поддержки как на территории Таджикистана, так и в зарубежных таджикских общинах. Сама партия давно потеряла доверие собственных же сторонников.

При этом мы понимаем чувствительность этого вопроса для Ирана и осознаем, что политика в отношении суннитских организаций представляет большую значимость для Ирана с точки зрения его усилий по продвижению мусульманского единства и солидарности, а также предотвращения разделения в мусульманском мире. Но на мой взгляд, поддержка ПИВТ в любой форме, приносит больше вреда, чем пользы для долгосрочных интересов Ирана в Центральной Азии.

Является также очевидным, что учитывая независимую политику Ирана и его устойчивость перед внешним воздействием, рекомендации по поводу ПИВТ, могут рассматриваться неоднозначно. Однако, это всего лишь частное мнение. Между тем, полагаю, что нерешенность проблем с Таджикистаном, препятствует реализации региональных инициатив Ирана в Центральной Азии и в первую очередь в области безопасности и политического диалога в формате Иран плюс Центральная Азия.

В то время как страны Центральной Азии нуждаются в большом экономическом, техническом, научном и религиозно-культурном потенциале Ирана, не говоря уже о накопленном опыте по борьбе и профилактике религиозно экстремизма и терроризма.

Тем не мене, региональные препятствия не мешают плодотворному сотрудничеству между Ираном и Кыргызстаном в этой области. К сожалению мы не знакомы с опытом Ирана, в свою очередь Иран не проводит информационной политики в Кыргызстане и Центральной Азии, с тем, чтобы государственные структуры и общественность имели более объективное представление о потенциале Ирана.

Исторические, культурные и религиозные связи Ирана и стран Центральной Азии являются неоспоримым историческим фактом, который трудно игнорировать как в прошлом, так и в настоящее время. Этот комплекс связей между народами Ирана и стран Центральной Азии образует фундамент, на котором по идее можно выстраивать прочные современные отношения во всех сферах. Однако для достижения устойчивых форм сотрудничества, необходима совместная работа как Ирана, так и самих стран Центральной Азии.

Я выражаю надежду на то, что Иран пересмотрит статус Центральной Азии в своей внешней политике и совместными усилиями мы сможем добиться значительного прогресса в достижении устойчивого и долгосрочного сотрудничества и диалога во имя совместного процветания наших стран.

 

Усубалиев Эсен, к.и.н., директор аналитического центра «Разумные Решения» .

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s