Визит президента Узбекистана Ш. Мирзеева в Индию: возможные направления сотрудничества и особенности ситуации в Южной Азии

Усубалиев Эсен

Внешнеполитическая активность Узбекистана приобретает устойчивые формы, за счет постепенного расширения сферы сотрудничества и взаимодействия в Центральной и Южной Азии. С 30 сентября по 1 октября президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев совершил свой первый государственный визит в Индию, где провел переговоры с руководством Индии, а также с деловыми кругами этой страны.

Согласно официальной информации, стороны подписали 20 документов в сфере научно-технического сотрудничества, сельского хозяйства, туризма, военного образования, юстиции, здравоохранения, а также исследования космоса. В частности. стороны договорились о росте товарооборота до 1 миллиарда долларов. Стороны также согласились провести совместные военные учения в области борьбы с терроризмом, сотрудничать в сферах военного образования и военной медицины. Сотрудничество в сфере противостояния угрозам и вызовам как национальной, так и региональной безопасности, также нашло отражение в подписанных документах. В частности, достигнута договоренность укреплять сотрудничество между правоохранительными органами и спецслужбами двух стран, в том числе в рамках узбекско-индийской совместной рабочей группы по борьбе с терроризмом.

На фоне действительно успешной активности Узбекистана в международной политике, визит в Индию пока нельзя назвать «прорывом» в двусторонних отношениях этих стран. Узбекско-Узбекское-Индийские отношения развивались стабильно, и не имели ни конфликтов, ни противоречий. Даже после вступления Индии в ШОС, нельзя было сказать, что это сильно повлияло на развитие связей между странами. По крайней мере в результате визита стороны подтвердили общее намерение в дальнейшем укреплять сотрудничество по всем сферам, представляющим взаимный интерес. Что остается вне поля зрения официальной информации, остается только догадываться, однако уже сейчас мы можем осторожно прогнозировать некоторые изменения в регионе в среднесрочной перспективе.

Особенность современных реалий заключается в том, что в регионе Центральной и Южной Азии складывается совершенно новая ситуация, когда ранее не активный Ташкент, начинает открывать новые возможности для активизации взаимодействия и сотрудничества зоне интересов целого ряда стран — Ирана, Индии и Пакистана, которые пересекаются в Афганистане.

Узбекистан трудно назвать «ключевым игроком» в Афганистане, но неоспоримым остается тот факт, что без активного вовлечения Узбекистана трудно расчитывать на решение целого ряда ключевых вопросов — от экономики, торговли, энергетики и транспорта, до мирного урегулирования ситуации в Афганистане. Не следует также забывать тот факт, что Узбекистан в настоящее время играет важную роль как транспортная артерия для обеспечения вооруженных сил США в Афганистане и проложенного коридора поставок через Каспий (Казахстан — Узбекистан — Афганистан). В данном случае позиция Узбекистана по мирному урегулированию, в совокупности с наличием большой узбекской общины Афганистана на севере, делает Узбекистан довольно влиятельным фактором в этой стране.

Не смотря на то, что афганская тематика официально не оглашалась на прошедших переговорах на высшем уровне, не возможно представить, чтобы узбекско-индийский диалог проходил без обсуждения этой тематики. Тем более что ранее, на прошедшей в Ташкенте конференции «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие» в Ташкенте 26-27 марта Индия также принимала участие, наряду с Россией, Китаем, ЕС, США и многими другим странами на уровне министров иностранных дел. В той или иной мере, стороны давно уже ведут диалог по ситуации в Афганистане и даже находят точки соприкосновения интересов в этой стране.

Так, по общему признанию экспертов, позиция Узбекистана и Индии по мирному урегулированию в Афганистане совпадает — обе страны выступают за урегулирование мирными способами при ведущей роли афганского народа в этом процессе, и основой восстановления безопасности и стабильности в Афганистане признают необходимость активизации экономических связей Афганистана с другим странами, а также привлечении других стран, оказывающих влияние к стимулированию мирного процесса, инвестициями и экономического сотрудничества.

Индия считается одним из важных инвесторов и торгово-экономических партнеров Афганистана — торговый оборот между странами в 2018 году составил порядка 900 млн. долларов, однако по оценкам афганских официальных лиц, к 2020 году он ожидается на уровне 2 млрд. долларов [1]. Однако при этом, Индия уже оказала Афганистану экономическую помощь в восстановлении страны на сумму 3 млрд. долларов [2], не говоря уже о экономическом присутствии практических во всех провинциях этой страны.

Показатели торговли между Узбекистаном и Афганистаном практически аналогичны индийским — порядка 600 млн. долларов[3], с взаимным намерением довести эти показатели до 1.5 млрд. долларов в ближайшие годы.

Географическая близость Узбекистана и общая граница с Афганистаном, безусловно, является неоспоримым преимуществом, однако инвестиционный, экономический и научно-технический потенциал не сравним с уровнем Индии. В этой связи, полагаем, что главная задача сейчас для Узбекистана, это подключиться к важным инфраструктурным и торгово-экономическим проектам Индии в Афганистане и регионе в целом и использовать все свои преимущества в налаживании регионального сотрудничества. Не следует забывать, что Узбекистан также ищет рынки сбыта для своих товаров от сельского хозяйства, до машиностроения и его цель не только Афганистан, но и выход на другие мировые рынки.

Ранее в 2016 году Афганистан, Индия и Иран подписали трехстороннее соглашение по порту Чабахар (Иран), где участие индийского капитала  в модернизации порта оценивается в 650 млн. долларов. Этот важнейший транспортных хаб региона обеспечивает доступ товаров до Афганистана, Индии, Пакистана, Ближнего Востока, Центральной Азии, стран СНГ и Европы.

В свою очередь, во время визита президента Афганистана А. Гани в Узбекистан, стороны подписали соглашение о строительстве железной дороги Мазари-Шариф — Шибирган — Маймана — Герат[4], которая должна стать часть разветвленной сети сообщений Центральной Азии, Афганистана, Индии, Пакистана, Ирана с выходом на морские пути сообщений. Предварительно планировалось привлечь Индию к строительству этой железной дороги, однако информации подтверждающей это после встречи на высшем уровне между главами Узбекистана и Индии пока не поступало.

Является очевидным, что по мимо двусторонней повестки переговоров, наиболее перспективными и ожидаемыми сферами сотрудничества между Узбекистаном и Индией станет их взаимодействие по экономическому восстановлению Афганистана и усилия по содействию мирному процессу в этой стране, в рамках которых будут реализовываться собственные экономические и политические интересы.

Некоторая сдержанность в оценке визита главы Узбекистана в Индию, между тем, может быть связана с необходимостью учитывать интересы КНР как в Центральной, так и в Южной Азии, в особенности с реализацией китайского проекта «Один пояс, один путь», которые в своей политике предпочитают опираться на Пакистан и на его транспортные и иные возможности в этом регионе.

Узбекистан никогда не будет делать однозначного выбора в пользу Индии или Китая в масштабных транспортных, либо торгово-экономических проектах, придерживаясь принципов равноудаленности от конкурирующих держав как в Центральной так и в Южной Азии. Однако, все же в узбекском руководстве понимают, что ставка на Пакистан, как внешней силы, которая может усадить за стол приговоров все враждующие и конкурирующие стороны в Афганистане и способствовать безопасности и стабильности в регионе, не совсем правильная — принимая во внимание негативное отношение афганского общества и политического истеблишмента по отношению к Пакистану, за постоянное вмешательство во внутренние дела. Сдержанная политика в отношении Индии и осторожные оценки ее возможностей, как внешней силы, способной активизировать экономические связи Афганистана полностью отвечает интересам Узбекистана на современном этапе.

Самостоятельно Узбекистан проводил довольно активную политику в отношении Афганистана, за последний год как в плане международных мероприятий, так и на двустороннем уровне. В частности, в 2017 году представители Узбекистана принимали участие на конференциях по мирному разрешению афганского конфликта в апреле 2017 в рамках Московской встречи в расширенном составе, Кабульском процессе в июне. А в декабре 2017 года президент Афганистана А. Гани совершил государственный визит в Узбекистан, где стороны подписали целый ряд соглашений, направленный на активизацию отношении в области экономики и торговли, транспорта, энергетики, политического взаимодействия и сотрудничества в области безопасности.

Наиболее интересное из них — соглашение о строительстве железной дороги Мазари-Шариф — Герат, которое предусматривает участие узбекской стороны в проектировании и строительстве новой дороги. Афганская сторона займется привлечением финансовых ресурсов для реализации проекта. Новая железнодорожная линия протяженностью 760 километров позволит создать транспортный экономический коридор на северо-западе Афганистана.

Ранее сообщалось, что узбекская сторона, планировала привлечь индийские компании к строительству железной дороги Мазари-Шариф — Герат в Афганистане[5]. В перечне взаимодействия в транспортно-коммуникационной сфере также совместное участие в транспортном коридоре Узбекистан — Туркменистан — Иран — Оман, взаимодействие в рамках коридора Север-Юг, открытие прямых авиарейсов из Ташкента в Калькутту и Бангалор. Однако, после официального визита Ш. Мирзиеева в Индию, эти планы пока не подтвердились.

Наиболее вероятной причиной некоторой приостановки перспектив взаимодействия в области транспорта Индии, Узбекистана, Афганистана и Ирана, заключаются в позиции США, которые вновь возобновили санкции против Ирана. Не смотря на общие принципы независимости внешней политики Индии, которые Дели традиционно отстаивает, американо-индийское взаимодействие в области безопасности, это серьезный фактор влияния, игнорировать который не следует. При этом не следует забывать и договоренности США и Узбекистана в области безопасности и военного сотрудничества. В обоих случаях, это оказывает влияние и на принятие внешнеполитических решений.

Тем не менее, с одной стороны США не выгодно превращение иранского порта Чарбохар в крупнейший логистический и торгово-экономический центр региона, но с другой стороны, учитывая их периодические осложнения в отношениях с Пакистаном, в Вашингтоне понимают, что блокирование этого торгово-экономического пути негативно сказывается на восстановлении афганской экономики, тем самым оказывает влияние на перспективы стабилизации Афганистана.

Так, согласно заявлению старших должностных лиц Государственного департамента США, США примут во внимание последствия введения санкций против Тегерана, которые могут повлиять на индийский проект в порту Чабахар, связывающий Кабул и Дели. Как отмечает Алис Веллс, первый заместитель помощника секретаря по Южной и Центральной Азии — «Что касается Чабахара, то мы находимся в процессе пересмотра введения санкций. В процессе пересмотра санкций, мы относимся очень серьезно к обеспокоенности Индии сохранять возможность расширять экспорт в Афганистан и увеличивать импорт в Индию» [6].

В свою очередь, Пакистана заговорил о том, что он возможно возобновит транзит индийских грузов через свою территорию, по крайней мере Пакистан начал обсуждать этот вопрос с правительством Афганистана[7], что само по себе является значительным событием учитывая что длительное время сухопутные перевозки между Афганистаном и Индией блокировались Пакистаном. Однако, даже если Пакистан позволит транзит грузов, себестоимость морских перевозок через порт Чарбахар значительно ниже сухопутного пути сообщения через Пакистан. Все это указывает на то, региональное сотрудничестве находится под влиянием множества факторов.

Таким образом, в Южной Азии сейчас наблюдается ситуация, когда при очевидной выгоде всестороннего сотрудничества, перспективы установления взаимовыгодного режима торгово-экономических отношений, стабильных путей доставки товаров и услуг и благоприятного инвестиционного климата, выглядят весьма туманно из-за постоянного вмешательства США в процессы регионального сотрудничества. По сути фактор США выступает тормозом регионального сотрудничества, где страны вынуждены ограничивать себя, подстраиваясь под приоритеты внешней политики США.

В частности, Узбекистан в надежде на активизацию своей политики в Южной Азии, имеет два важных транспортных направления, необходимых для выхода на мировые рынки — Иран и Пакистан. Но здесь ему приходится оглядываться на политику США, которые с одной стороны вводят санкции против Ирана, а с другой стороны выражают недовольство Пакистаном в связи с его тесными связями с КНР. Индия, является лишь «промежуточным звеном» в политике Узбекистана в этом регионе, поскольку ее географическая удаленность вносит определенные ограничения на развитие более тесного взаимодействия. В этой связи даже диалог с Индией по Афганистану, все равно упирается в логистические возможности, которые обусловлены ограничениями, накладываемыми внешней политикой США.

Усубалиев Э. Е. к.и.н., директор аналитического центра «Prudent Solutions»

Примечания:

[1] India-Afghanistan trade likely to reach $2 bn by 2020: Afghan Ambassador.

https://economictimes.indiatimes.com/news/economy/foreign-trade/india-afghanistan-trade-likely-to-reach-2-bn-by-2020-afghan-ambassador/articleshow/64978930.cms

[2] New times. http://newtimes.az/ru/politics/5467/

[3] Узбекистан намерен довести экспорт в Афганистан до трех миллиардов долларов. https://ru.sputniknews-uz.com/economy/20180324/7804012/uzbekistan-nameren-dovesti-eksport-v-afganistan-do-3-milliardov-dollarov.html

[4] Лидеры Узбекистана и Афганистана подписали совместное заявление. https://ru.sputniknews-uz.com/politics/20171205/7000438/Lidery-Uzbekistana-Afganistana-podpisali-sovmestnoe-zayavlenie.html

[5] Узбекистан привлечет Индию к строительству железной дороги в Афганистане. https://ru.sputniknews-uz.com/politics/20180410/7928531/uzbekistan-india-afganistan.html

[6] US will consider Chabahar factor in Indian, Afghan impact of Iran sanctions. https://economictimes.indiatimes.com/news/defence/us-will-consider-chabahar-factor-in-indian-afghan-impact-of-iran-sanctions/printarticle/65977393.cms

[7] Pakistan considering allowing India-Afghanistan trade via its territory.  https://economictimes.indiatimes.com/news/economy/foreign-trade/pakistan-considering-allowing-india-afghanistan-trade-via-its-territory/articleshow/65818240.cms

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s