Узбекистан как фактор региональной интеграции: есть ли перспективы для решения ключевых проблем в регионе?

К. Кененсариев

Период с 2017 по 2018 год в Центральной Азии, по общему признанию официальных лиц и экспертов, был ознаменован «возвращением Узбекистана» в Центральную Азию, подразумевая под этим чрезвычайную активность нового президента Узбекистана Ш. Мирзиеева по восстановлению атмосферы добрососедства и сотрудничества с соседними странами. При этом, наиболее впечатляющим и долгожданными стали взаимные визиты президентов Узбекистана и Таджикистана и полной нормализации отношений между государствами в марте и августе 2018 года соответственно.

В действительности, нормализацию отношений между Таджикистаном и Узбекистаном можно назвать эпохальным событием регионального масштаба, которое, безусловно, позитивно сказывается на жизни двух соседних государств. На фоне общего числа подписанных документов  (27) во время визита президента Таджикистана Э. Рахмона в Узбекистан в августе этого года, следует отметить тот факт, что отношения двух стран вышли на новый уровень, отраженные в совместном заявлении президентов и оформленный в «Договоре о стратегическом партнерстве между Республикой Таджикистан и Республикой Узбекистан».

Анализируя совместное заявление президентов, для Центральной Азии могут быть интересны несколько важных аспектов этого документа.

Как следует из заявления, главы государств позитивно рассматривают перспективы консультативных встреч стран Центральной Азии, которые прошли в Астане в марте 2018 года и выражают намерение поддержать такой формат диалога в следующем году в Ташкенте. Становится очевидным, что по крайней мере Узбекистан и Таджикистан на высшем уровне подтверждают свои намерения осторожно развивать процессы внутренней интеграции в Центральной Азии. Важно отметить, что подобные инициативы вызывают большой энтузиазм в Западных странах, где на уровне высших должностных лиц давались весьма высокие оценки перспективам интеграции в регионе между государствами.

Желание вести более тесный диалог и консультации в регионе это уже прорыв, сравнивая с периодом после обретения независимости, когда о долгосрочных коллективных формах обсуждения региональной тематики, можно было только мечтать.

Тем не менее, в Кыргызстане пристально следили за результатами этого визита, в особенности по части позиции Таджикистана и Узбекистана относительно водных ресурсов.

С точки зрения водных ресурсов формулировка «комплексное использование водно-энергетических ресурсов с учетом интересов всех государств региона играет ключевую роль в достижении устойчивого развития, благополучия и процветания», в принципе, удовлетворяет все страны региона, поскольку она, является лишь констатацией факта о важности водных ресурсов и их значимости. В свою очередь «важность открытого диалога, укрепления взаимопонимания и развития конструктивного сотрудничества, поиска взаимоприемлемых, справедливых и рациональных решений в данных областях», также дает лишь общее понимание о принципах, на которых может строится диалог в области водных ресурсов в регионе.

Декларация намерений о строительстве двух гидроэлектростанций общей мощностью 320 мегаватт на территории Таджикистана на реке Зарафшон, в случае их реализации, может стать прецедентом сотрудничества двух ранее непримиримых по водному вопросу стран и примером для Кыргызстана в его диалоге с Узбекистаном и Казахстаном в области взаимовыгодного использования водных ресурсов в регионе.

Способен ли Узбекистан участвовать в строительстве гидроэнергетических сооружений и будет ли вообще этот опыт позитивным в таджикско-узбекском диалоге, это вопрос отдельный. Но здесь важно отметить другое — Узбекистан дает сигнал о том, что он готов вести диалог в этой области и открыт для поиска новых решений в области распределения водных ресурсов.

Трудно было ожидать, что на этой встрече вообще прозвучит постановка вопроса о компенсации странам верховья за накопление воды в зимний период, либо вообще о том, что вода это товар. В отличие от Таджикистана, Кыргызстан еще в 2001 году принял «Закон о межгосударственном использовании водных объектов, водных ресурсов и водохозяйственных сооружений Кыргызской Республики», где отмечалось что вода имеет такую же ценность, как и другие природные ресурсы и Кыргызстан в праве устанавливать цену на этот ресурс. Однако и Кыргызстан не был успешен в области продвижения этой идеи — страны получатели воды (Узбекистан, Казахстан) традиционно выступали против этой идеи.

С учетом готовности Узбекистана принимать участие в итерационных процессах в Центральной Азии и открытости для диалога по вопросам воды, может сложиться впечатление, что впервые для Кыргызстана и Таджикистана открывается шанс продемонстрировать единство подходов по водным ресурсам региона. Теоретически это возможно, но практически, это трудно выполнимая задача, поскольку на протяжении последних 5 лет, между Таджикистаном и Кыргызстаном сложились не самые лучшие отношения. Этот период был отмечен регулярными обострениями на спорных участках границы, с применением оружия, конфликтами между населением двух стран, на фоне отсутствия теплых и доверительных отношений между руководствами двух стран.

Более того, визит президента Кыргызстана С. Жеенбекова в феврале 2018 года не принес существенных результатов — можно сказать, что отношения остались на том же уровне — не решенные вопросы границ из них самые главные.

На этом фоне, кыргызско-узбекские отношения вышли на новый уровень — при сохранении аналогичных проблем (вода и границы) удалось достигнуть значительного прогресса в плане постоянных контактов и взаимодействия на всех уровнях (локальном и государственном), произошла значительная активизация экономических связей, взаимных поездок, регулярно заседает комиссия по демаркации и делимитации границ, экономический комитет двух стран и многие другие позитивные изменения, включая дружественные отношения между руководителями двух стран.

Решение вопросов интеграции в Центральной Азии, невозможно без устранения основных противоречий, которые сформировались после распада СССР. Улучшение отношений между Таджикистаном и Узбекистаном, а также между Кыргызстаном и Узбекистаном, не принесет стабильность и процветание в самом «сердце» региона — Ферганской долине, если не будет налажен Таджикско-Кыргызский диалог и не произойдет аналогичное потепление отношений между странами. А также аналогичный прогресс в решении пограничных и водо-земельных споров уже между Таджикистаном и Кыргызстаном.

В этой связи, может быть задействован потенциал Узбекистана как посредника в налаживании более дружественных отношений в странах Ферганской долины. Более того, решение водных проблем может оказать влияние и создаст прецедент для всего региона — в особенности с учетом проектов по строительству больших ГЭС и экспорта электроэнергии за пределы региона (CASA — 1000).

В стратегическом плане для Кыргызстана также не выгодно, если на фоне улучшения таджикско-узбекских отношений, Кыргызстан будет отставать от общих тенденций потепления региональных отношений. В этой связи, если для улучшения кыргызско-таджикских отношений может потребоваться содействие Узбекистана, то этим следует воспользоваться.

 

Кожахмат Кененсариев, ведущий эксперт аналитического центра «Prudent Solutions»

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s