Обзор наиболее важных событий в Узбекистане: внутренняя и внешняя политика, ситуация в Центральной Азии.

15.05. – 31.05.2018

Визит президента в Андижанскую область стал по-своему знаковым для жителей области и страны в целом. В ходе визита и встреч Ш. Мирзиеева с активом области, была представлена программа «Каждая семья – предприниматель». На примере Андижанской области, эта программа нацелена на повышение социально-экономического уровня общества, а приоритетные отрасли занятости в которых каждая семья может быть задействована по мнению президента являются «предпринимательство, ремесленничество, птицеводство, рыбоводство», сообщает пресс-служба президента Республики Узбекистан [1]. К тому же, президент отметил перспективность развития лесного хозяйства, которая за счет увеличения объемов экспортируемой продукции в среднесрочной перспективе должна вырасти в отдельную крупную отрасль.

После осмотра ряда крупных промышленных предприятий области и выразив удовлетворение увиденным, президент сделал несколько заявлений, касающихся развития Андижанской области. Так, Ш. Мирзиеев несмотря запланированное строительство 14 многоквартирных домов дал поручение об увеличении числа до 19, а в ближайших годах и до 50 домов. Помимо этого, президент дал поручение о выделении 200 млрд. сумов (примерно 25 млн. долл. США) на развитие водоснабжения в области. В целом же, было отмечено, что в 2017 г. реализовано более 3,000 проектов, в результате чего вырос объем промышленной продукции на 26% [2], а в ближайшем будущем планируется трудоустройство 50 тыс. человек. 

Поездка в Андижан стала показательной в отношении государственного развития и строительства, что также служит сигналом для остальных областей. На сегодня в Узбекистане уже действует программа развития Приаралья на 2017-2021 гг., а также работает программа по обеспечению занятости в Навоийской области.

Особого внимания заслуживает активизация внешнеполитических контактов Узбекистана. Напомним, что 15-17 мая прошел визит Ш. Мирзиеева в США, который вносит определенные коррективы в баланс геополитических сил в регионе. И Узбекистан и США, движимые национальными интересами в региональной и глобальной политике достигли договорённостей по военно-техническому, транспортно-логистическому и бизнес сотрудничеству. А итоговым результатом всего визита стала договоренность о транзите военных и невоенных грузов из Азербайджана через Каспийское море, казахстанский порт Актау и Курык в узбекистанский Термез и далее в Афганистан. Для национальных правительств Казахстана и Узбекистана, как известно, такой транзит является экономически и политически выгодным сценарием. В первую очередь, для стимулирования транспортной отрасли и расширения логистической инфраструктуры. Во-вторых, это стимулирует расширение внешнеполитических контактов. В-третьих, такой сценарий хоть и подразумевает некое столкновение интересов геополитических игроков, заинтересованных в регионе (особенно России и Ирана), то это приводит к их большей активизации.

Особенно это заметно на примере узбекско-российских отношений. Узбекистан после прихода Ш. Мирзиеева к власти представляет собой одно из приоритетных центральнозиатских направлений для Москвы. Попытки расширения зоны действия пророссийских наднациональных институтов Кремлем хоть и не принесли своих результатов в силу особенности внешней политики Ташкента, однако определенные преференции Узбекистану были все же продемонстрированы. Так, в ноябре 2016 г. был подписан Договор между Российской Федерацией и Республикой Узбекистан о развитии военно-технического сотрудничества [3], который подразумевает поставку российского вооружения Узбекистану по внутренней тарифной сетке. Отметим, что для страны, не входящей в состав ОДКБ и ЕАЭС, такое поведение Москвы является показательным. Осенью 2017 г. прошли совместные за последние 10 лет тактические учения. Немалую роль в этом процессе играет территориальная близость Узбекистана с Афганистаном, а также его степень влияния на процессы в Афганистане, которую оказывает официальный Ташкент.

На фоне внешнеполитических чаяний Кремля и американского визита Ш. Мирзиеева в Вашингтон, официальный визит российского министра обороны С. Шойгу в Узбекистан 22 мая расценивается как знаковый. В ходе визита российская сторона выразила готовность о расширении военно-технического сотрудничества, повышении образовательных квот для узбекских военных и т.д. С. Шойгу провел встречи с президентом Узбекистана Ш. Мирзиеевым и министром обороны РУз А. Азизовым, после коротких официальных протокольных заседаний стороны перевели формат двух встреч, в которых доступ к прессе был запрещен,  об итогах которых не сообщается.

В преддверии заседания министров обороны ОДКБ, этот визит необходимо расценивать как сверку часов российских властей с узбекскими на предмет отсутствия/наличия стратегических разногласий в масштабах Центральной Азии. России необходимо знать как достигнутые узбекско-американские договоренности могут повлиять на интересы Кремля в условиях изменяющейся геополитической конъюнктуры не только в Ферганской долине, но Центральной Азии, Закавказье, Каспийском регионе и Иране в частности. А также видение узбекских властей на перспективу военно-технического сотрудничества со своими партнерами. Этому задает тон продолжающееся противостояние между Кремлем и Белым Домом, определяющее состояние глобальной системы международных отношений.

Россия осознает, что увеличение военно-технических поставок в Афганистан будет способствовать милитаризации региона и различными путями в том числе нелегальными будет оседать в странах ЦА, прикаспийских российских федеральных субъектах. Это во многом может возыметь неблагоприятный обратный эффект, особенно в условиях высокой конфликтогенности региона. К тому же, это грозит срывом поставок/закупок узбекскими властями российского вооружения, несмотря на договор ВТС. К примеру китайские зенитные ракетные комплексы FD-2000 на порядок дешевле российских С-300, в связи с чем выбор Ташкента пал именно на китайские ЗРК в предыдущие годы.

Помимо встреч с российским министром обороны, сразу по прилету из Вашингтона, президент Узбекистана провел телефонные разговоры с президентами России и Казахстана Владимиром Путиным и Нурсултаном Назарбаевым соответственно. Разговор с казахстанским президентом скорее всего обстоял относительно общего характера работы с Вашингтоном по новым договоренностям, сверки внешнеполитических шагов в отношении ключевых геополитических акторов в ЦА, деталей будущего транзита американских грузов. Не обошли стороной президенты, по нашему мнению, возможность отправки своих грузов и расширения торговых связей со странами Южной Азии.

Разговор с Владимиром Путиным, по нашему мнению, носил всеобъемлющий характер и касался российских интересов в Каспийском регионе, Центральной Азии в целом. Из сообщений пресс-службы президента Узбекистана следует, что стороны также обсудили предстоящий государственный визит В. Путина в Узбекистан, в ходе которого, по всей видимости, российская сторона будет вынуждена каким-то образом «задабривать» официальный Ташкент и отговаривать от чрезмерной политической координации с США. Во многом, следует признать, российская сторона уязвима перед лицом санкций США и, в следствие чего довольно ограничена в своих материальных способностях по экономическому сдерживанию государств-сателлитов. Выпадение новой политической власти Узбекистана из орбиты российской внешней политики будет свидетельствовать о том, что уроки предыдущих 20 с лишним лет не были должным образом проанализированы и изучены российским руководством.

В Кыргызстане политическое поле на сегодня сконцентрировано на решении внутренних вопросов, в основном связанных с распределением власти новым высшим руководством. В стране наблюдается продолжительная кадровая чехарда, однако ее уровень уже существенно ниже.

Так, последним кадром Атамбаева в нынешнем составе правительства и его близким соратником стал К. Кулматов, ушедший с поста главы Таможенной службы. Его на посту сменил А. Онолбеков. Были также назначены новые главы Соцфонда и Государственной налоговой службы, которыми стали М. Ирсалиев и Т. Абжапаров соответственно.

Напомним, что в результате объявленного президентом С. Жээнбековым нового этапа борьбы с коррупцией и обозначившегося конфликта между ним и экс-президентом А. Атамбаевым, была смещена с должностей основная часть кадров прежней команды. Внутриполитический конфликт привел к масштабным трансформациям политического пространства, обусловленный подозрениями в коррупции приближенных Атамбаева. Февральская авария на ТЭЦ и подозрительные схемы по проведению тендеров с китайскими фирмами привели к тому, что предыдущие три премьер-министра С. Исаков, Т. Сариев и Ж. Сатыбалдиев были вызваны в парламент на дачу разъяснений депутатам относительно их действий и поручений. Сам президент Жээнбеков дистанцировался от этого процесса, хотя и сам был в команде Атамбаева и возглавлял правительство до С. Исакова и тоже работал по модернизации столичного ТЭЦ.

Помимо этого, был озвучен призыв депутата И. Масалиева по снятию иммунитета в отношении экс-президента Атамбаева и привлечению его к ответу по этим вопросам. В рамках разбирательства С. Исаков постоянно вызывается на допрос в Государственный комитет национальной безопасности (ГКНБ). На прошлой неделе было возбуждено уголовное дело в отношении К. Кулматова, который обвиняется в коррупции в свою бытность столичным градоначальником.

Таким образом, по всей видимости, нынешняя власть нацелена на пересмотр существующего внутриполитического баланса сил и делает для этого максимум возможного, но без прямого привлечения президента. Внешнеполитический курс Кыргызстана, нацеленный на Россию пока остается ключевым, но учитывая тяжелое положение международное и экономическое положение России возможны некоторые поправки в сторону китайского направления. Это актуализируется с увеличением экспорта китайских товаров.

События в Таджикистане ознаменованы прошедшим 15-16 мая официальным визитом президента Беларуси А. Лукашенко. Так, по итогам визита была подписана дорожная карта развития двустороннего сотрудничества до 2020 г., подписаны около 15 межведомственных соглашений, а также был дан старт работе совместного завода по сборке знаменитой белорусской сельскохозяйственной техники в Гиссаре. Отметим, что после выхода работы завода на полную проектную мощность, предприятие нацелено на экспорт тракторов в Афганистан. В ходе визита была также организована масштабная ярмарка продукции двух стран.

В целом, визит был посвящен скорее решению экономических вопросов, нежели политических и способствовал расширению торгово-экономических связей республик.

Помимо визита, в Таджикистане было объявлено о планах об увеличении уставного капитала Рогунской ГЭС, который на сегодня составляет 14 млрд. сомони (около 150 млн. долл. США). Однако вопрос строительства гидроэнергетического объекта по-прежнему остается открытым, а сроки реализации проекта до сих пор остаются неизвестными. Между тем, особо примечательных событий в Таджикистане не произошло, власти заняты решением рутинных внутренних вопросов не представляющих ценности для анализа и региональной политики.

Резюмируя, очевидно, что Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан находятся на довольно разных стадиях внутриполитической и внешнеполитической активности. Кыргызстан и Таджикистан заняты укреплением вертикали власти, в то время как Узбекистан помимо актуальных вопросов внутренней политики активно ведет поиски решения задач регионального политического устройства. Таким образом, события за прошедшую неделю в Узбекистане показывают эффективность внешней политики, которая на сегодня довольно сбалансирована и не демонстрирует откровенные перекосы в какую-либо сторону. Узбекистан продолжает извлекать политико-экономические выгоды из своего выгодного стратегического положения.

Ссылки:

  1. Официальный сайт президента Республики Узбекистан. Шавкат Мирзиеев: каждая семья должна заниматься предпринимательством. 19.05.2018 URL: http://www.press-service.uz/ru/lists/view/1734
  2. Официальный сайт президента Республики Узбекистан. Шавкат Мирзиёев: важно, что у людей усиливается стремление жить лучше. 19.05.2018. URL: http://www.press-service.uz/ru/lists/view/1745
  3. МИД России. Договор между Российской Федерацией и Республикой Узбекистан о развитии военно-технического сотрудничества. 29.11.2016 URL: http://www.mid.ru/foreign_policy/international_contracts/2_contract/-/storage-viewer/bilateral/page-7/51756

Внешнеполитическая деятельность Узбекистана продолжает оставаться главной темой для анализа и прогнозирования. События после американского турне президента Ш. Мирзиеева развиваются динамично и позволяют делать определенные прогнозы на ближайшую перспективу.

Демонстрация США своей заинтересованности в Афганистане и сделанные конкретные шаги по организации транспортно-логистического маршрута для поставок военных/невоенных грузов в Афганистан заставляет Россию, Китай и Иран активизироваться в этом направлении. На сегодня идет сверка политических позиций стран региона, а также вышеперечисленных центров силы с позициями Узбекистана для анализа и прогнозирования соответствующих рисков, угроз и перспектив.

Так, аналогично Китаю, проведшему встречу Секретарей совбезов стран ШОС 21-22 мая в Пекине, 24 мая в Астане было проведено заседание секретарей совбезов стран ОДКБ. Во многом заявления обеих встреч выдерживали один тон, направленный на дискредитацию действий США в мировой политике, однако встреча ОДКБ носила более практический и узкий характер, что объясняется профилем ОДКБ. Российская сторона посредством секретаря Совета безопасности России Николая Патрушева в ходе заседания 24 мая в Астане озвучила свои основные тезисы. Главным образом, российскую сторону беспокоит активизация исламистов в северных афганских провинциях их возможные перемещения за пределы Афганистана, а также возможность переброски повстанцев из Ближнего Востока в Афганистан. Речь идет о гражданах России и стран Центральной Азии, задействованных на сирийском фронте на стороне исламистов и политической оппозиции. По словам Патрушева необходимо «активно проводить оперативно-профилактические мероприятия по пресечению вербовки, перекрытию каналов въезда и выезда граждан государств-членов ОДКБ для участия в террористической деятельности»[1]. Также Патрушевым было предложено ускорение работы по созданию единого списка террористических организаций для стран ОДКБ. Выступление Патрушева необходимо расценивать как намек Кремля более активно участвовать в процессе нормализации обстановки в Афганистане, в отличие от 2001 г. Москва по всей видимости намерена использовать свой потенциал не только на контроль прохождения грузов (к примеру на каспийском отрезке), но также и адекватно реагировать на появляющиеся угрозы близ своих границ. Отметим, также то, что Генеральная прокуратура Узбекистана и Федеральная служба по финансовому мониторингу России подписали соглашение в области борьбы с финансированием терроризма, что призвано обеспечить большей прозрачностью финансовый сектор Узбекистана, Центральной Азии в целом.

Параллельно в Пекине (28 мая) было проведено заседание контактной группы Шанхайской организации сотрудничества «ШОС-Афганистан». В заседании приняли зам. министров иностранных дел России, Индии, Казахстана, Кыргызстана, Китая, Пакистана, Таджикистана, Узбекистана, Афганистана [2]. Участники высказались в пользу проведения постоянных экспертных совещаний для лучшей координации действий и реагирования.

30 мая глава МИД Узбекистана А. Камилов встретился со своим российским коллегой С. Лавровым в рамках форума «Примаковские чтения» (известный российский дипломат-востоковед) и обсудили ряд вопросов двустороннего сотрудничества между странами.

Отметим, что все встречи в течение последних двух недель были проведены с оглядкой на Саммит ШОС, который должен состояться в середине июня 2018 г. в городе Циндао, а также выработки своих политических позиций на основе проведенных консультаций. Но тем не менее, очевидно, что страны региона и сопредельные державы не до конца осознают и прогнозируют возможные последствия заинтересованности Вашингтона в Афганистане. Прогнозы экспертов показывают, что за этими маневрами может следовать дальнейшая волна дестабилизации по принципу «арабской весны», противостояние США и России в мире говорит в большей степени о таком развитии событий.  Однако насколько подготовленными и сплоченными будут контрмеры России, Китая и Ирана на случай дестабилизации Афганистана остается под вопросом. Очевидно, что вероятный сценарий в долгосрочной перспективе это подогрев религиозных радикалов, материально-техническая поддержка различных групп влияния и создание очередного очага напряженности в самом центре материка.

Узбекистан в данной конфигурации, связанной Афганистаном, стремится играть более существенную роль. На полях саммита ШОС, по всей видимости, необходимо ждать активизации межгосударственного сотрудничества с Узбекистаном. К тому же, узбекская многовекторная дипломатия показывает, что официальный Ташкент намерен в полную меру использовать свои внешнеполитические связи в целях извлечения максимальной выгоды для себя.

Отметим, что на фоне сравнительного ослабления политико-экономического влияния России в мире, а также в регионе, США намерены воспользоваться этой ситуацией для продвижения своих интересов. Это заставляет Россию, Китай и Иран подстраиваться под изменяющиеся условия. С другой стороны, на сегодня жесткая позиция США в отношении мировых процессов показывает их отдаление по ключевым вопросам не только от понимания других мировых держав, но также и стратегических союзников США. Вашингтон не принимает во внимание мнение ЕС не только по мировым экономическим вопросам, но также и по проблемам глобальной политики. Брюссель далек от подобного американского поведения, которая приравнивает политику к бизнесу, так как стремится следовать намеченному курсу. Это очевидно в соглашении по ядерной программе Ирана, выходе из переговоров по Транстихоокеанскому партнерству и ряда других ключевых документов, вводе одностороннего повышения тарифов в отношении импорта европейской стали и металлов, блокирования сближения ЕС и РФ по линии российско-германского сотрудничества.

Эти факты дают нам повод полагать, что поведение региональных акторов будет направлено на дискредитацию американских действий в Афганистане и предложения более прогнозируемого сценария для Пекина, Москвы и Тегерана, а также отрыва европейской внешнеполитической линии от позиции Вашингтона. Желание ЕС по принятию новой стратегии партнерства с Центральной Азией в 2019 г., также будет являться одним из ключевых моментов внешней политики РФ, КНР и ИРИ для внесения выгодных корректировок в документ.

Представляется довольно логичным спрогнозировать роль и интересы Ташкента с учетом вышеизложенного на ближайшую перспективу.

Узбекистан не может игнорировать российское и китайское влияние на ЦА. Желание сбалансировать эти векторы сотрудничеством с США, а также адаптировать узбекско-американское сотрудничество под условия нестабильного региона (прежде всего Ферганской долины) представляет собой довольно серьезный вызов узбекской дипломатии. Более того, традиционная роль Узбекистана как гаранта безопасности южных рубежей ЦА может быть также испытана на прочность, в случае повторения событий 1999 г., когда террористы пытались прорваться через горный массив вглубь региона. В данном случае Ташкент не может рассчитывать на ОДКБ, так как не является его членом, однако незаинтересованность большинства акторов в  дестабилизации ЦА дает узбекским властям определенную гарантию, что какие-либо внешнеполитические недочеты будут смягчены за счет третьей стороны.

Очевидно, что саммит ШОС расставит все точки над «i» и внесет коррективы в поведенческую линию евразийских стран по многим вопросам. В этой связи, необходимо понимать, что шаг сделанный США вызовет шаг с другой стороны и до тех пор, пока эти шаги не будут сделаны главными действующими игроками на мировой сцене, то роль региональных лидеров отводится на второй план. Россия уже дала понять в каком направлении будет двигаться при наличии транспортно-логистического маршрута в Афганистан через Каспий (и как следствие наоборот). Тем не менее следует признать, что действия Узбекистана по согласию транзита заметно активизировали международное сообщество в отношении ЦА. 

Аналитический отдел «Prudent Solutions»

Ссылки:

  1. Совбез России обеспокоен возвращением террористов из горячих точек. 24.05.18 URL: https://ria.ru/politics/20180524/1521220419.html
  2. Шанхайская организация сотрудничества. Р.Алимов: «Положение в Афганистане будет занимать особое место в новом векторе развития ШОС». В Пекине прошло второе заседание Контактной группы «ШОС-Афганистан». 28.05.2018 URL: http://rus.sectsco.org/news/20180528/433192.html
Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s