Новая концепция внешней политики Кыргызской Республики: старые проблемы и новые возможности.

Эсен Усубалиев.

В 2007 году Кыргызстан принял Концепцию Внешней политики, разработанную коллективном авторов из числа представителей независимых экспертов и членов министерства иностранных дел. Условия, в которых принималась эта концепция, после смены президента 2005 году, конечно определили ее общую характеристику — попытка в кратчайшие сроки представить международным партнерам и общественности позицию страны по наиболее важным направлениям внешней политики и продемонстрировать стремление соблюдать базовые договоренности с основными внешнеполитическими партнерами.

Ради объективности следует признать, что на тот период времени, учитывая общую эйфорию после смены власти и неустойчивость внешнеполитического курса, эта концепция в целом удовлетворяла потребности самого руководства страны, которое особо не задумывалось над точным формулированием конкретных внешнеполитических целей и задач. Более того, концепция внешней политики никогда не выполняла роль «руководства к действию» во внешнеполитическом планировании и процесс принятия решений, в том числе и во внешней политике, в период президента К. Бакиева всегда имел «личностный характер» и не имел стратегической направленности. Кыргызстан предпринимал тактические шаги, маневрируя между двумя центрами силы — Россией и США, преследуя краткосрочные экономические интересы, что в последствии привело к введению в оборот речи такого понятия как «многовекторность» с негативным оттенком.

Сложилась парадоксальная ситуация — Концепция внешней политики, как декларация внешнеполитических целей и задач КР, существовала в одном измерении, а фактическая внешняя политика в другом. И такая ситуация сохранялась на протяжении всего периода правления К. Бакиева, и продолжилась в настоящее время. Иными словами, какой бы ни была концепция ВП КР, ее главной проблемой всегда оставалось ее практическая невостребованность во внешнеполитическом планировании. Это отдельно существующий документ, который никогда не имел ничего общего с реальной внешней политикой Кыргызстана.

Главная проблема Концепции ВП КР 2007 года, заключается в том, что Кыргызстан всегда определял себя как пассивного члена международно сообщества. «Кыргызская Республика выстраивает собственный международный курс в зависимости от изменений и тенденций в окружающем мире, исходя из своего потенциала и роли в мировых процессах. В то же время, образ Кыргызской Республики в плане готовности соблюдения всех ранее достигнутых договоренностей и обязательств во всех форматах должен ассоциироваться с надежностью и стабильностью»[1].

Это означает, что у Кыргызстана нет собственных целей и задач во внешней политике, и он вынужден реагировать на изменения окружающей среды, при этом соизмерять свои возможности в этой деятельности и периодически убеждать внешнеполитических партнеров в своей надежности и стабильности. Это новое явление в теории и практике международных отношений, которое следует обозначить как «внешнеполитическая мимикрия отдельных государств», изменяющих свои позиции для выживания и приспособления к суровой окружающей среде.

«Внешнеполитическая мимикрия Кыргызстана» это проблема психологического характера того поколения, которое на протяжении длительного времени отвечало за разработку внешнеполитических документов нашей страны. Начало этому явлению было положено еще  в период правления первого президента Кыргызстана А. Акаева, который убеждал всех, что «мы бедная, маленькая и незначительная страна, находящаяся на пересечении интересов больших держав». К. Бакиев, видоизменил этот подход, поняв что «малая страна может не плохо зарабатывать» находясь на пересечении интересов крупных держав. Далее, внешняя политика пошла по инерции — Кыргызстан ничего не предлагает региону, он находится в постоянном ожидании того, что кто-то решит его проблемы, либо выделит средства на их решение.

В свою очередь, эта ситуация, выводит нас на другую проблему — застой внешнеполитической мысли Кыргызстана, когда страна не может выработать национальные интересы государства во внешней политике, опираясь на понимание реального потенциала государства. С одной стороны, тот факт, что старое поколение интеллектуалов уходит на пенсию и более не принимает участие в процессе формирования внешнеполитических решений, является позитивным моментом. Однако с другой стороны, к сожалению, новое поколение, которое приходит на смену, не обладает стратегическим видением и не является носителями идей как таковых. Это поколение исполнителей.

В этой связи, процесс написания концепции внешней политики страны будет затягиваться еще на не определенное время, и МИД КР будет сталкиваться с большими трудностями.

На наш взгляд, первоочередными задачами внешнеполитического ведомства страны, должно стать определение нескольких концептуальных установок, во-первых, в отношении места и роли нашей страны, а во-вторых, тех возможностей, которыми мы располагаем.

  • Кыргызстан является потенциально влиятельным государством регионального масштаба, благодаря наличию возобновляемых,  богатых водных и энергетических ресурсов. И приоритетом номер 1 должна стать защита и продвижение национальных интересов в области водных и энергетических ресурсов, как основы нашего влияния в регионе. Кыргызстан должен выступать инициатором региональных процессов в области использования водно-энергетических ресурсов.
  • Региональное окружение Кыргызстана, это не дружественная окружающая среда и все государства имеют четкие национальные интересы, долгосрочные стратегии как в двустороннем, так и региональном формате. Кыргызстан должен иметь кратко, средне и долгосрочные программы развития отношений с государствами региона и иметь позицию по региональному развитию Центральной Азии.
  • В региональном плане, Кыргызстан сталкивается со следующими вызовами — экономическая экспансия Узбекистана (с целым комплексом угроз внутреннего и внешнего характера), экономические и политические амбиции Казахстана (необоснованные гегемонистические идеи регионального величия), атмосфера недоверия в отношениях с Таджикистаном. Выработка контрмер, должна рассматривать использование как собственных, так и привлечение внешних сил.

В следующей статье будут более подробно рассмотрены эти и другие подходы. Однако, важно подчеркнуть, что без активной внешней политики, и ее соответствующего концептуального обеспечения, Кыргызстан обречен на постепенный и окончательный переход разряд ведомой страны в региональной системе связей.

Усубалиев Эсен, к.и.н., директор аналического центра «Pruedent Solutions».

[1] Концепция Внешней политики Кыргызской Республики «Пространство внешней политики Кыргызской Республики». http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/4569?cl=ru-ru

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s