Вероятность появления военной базы КНР в Пакистане и влияние на систему безопасности в регионе.

Насима Шамсутдинова.

Сообщения о том, что КНР пытается создать военную базу на территории Пакистана, могут оказать серьезное влияние на систему безопасности  в регионе.

Так, согласно заявлениям западной прессы от 3 января 2018 года, (газета The Washington Times), Китай приступил к созданию второй по счету зарубежной военной базы (первая была построена в августе 2017 года в Джибути, Восточная Африка, Аденский залив) на территории Пакистана в морском порту Дживани в непосредственной близости от построенного Китаем коммерческого морского порта Гвадар (провинция западный Белуджистан). Немаловажным является и тот факт, что создаваемая военная база находится в непосредственной близости от границ Ирана в Оманском заливе (иранский порт Чехбехар) и по мнению экспертов, может включать как силы морского базирования, так и военную авиацию.

Если эти сведения окажутся достоверным, то становится очевидным, что Китай повышает свои возможности по обеспечению безопасности продвигаемого проекта «Один пояс, один путь» в этом регионе.  Официально, Китай отрицает любые намерения о строительстве военной базы в Пакистане.

В свою очередь, американское издание The Washington Times ссылается на источники в Пакистане, которые располагают сведениями о достигнутых договоренностей, во время визита делегации Национальной Освободительной Армии Китая 16 декабря 2017 года в Пакистан. Согласно этим же источникам, военно-морская и воздушная база в Дживани потребует от правительства Пакистана больших усилий по переселению значительного числа людей из этой местности.

О возросших возможностях Китая по оказанию влияния в глобальном масштабе могут также свидетельствовать договоренности с Шри-Ланкой, которая передала в пользование на 99 лет порт Хамбантота, хотя правительство Шри-Ланки заверило Индию в том, что этот порт не будет использоваться Китаем в военных целях.

Тем не менее, использование коммерческого порта Гвадар — важная часть стратегических планов Китая, который справедливо опасается возможности морской блокады своих морских коммуникаций, тем самым связывая этот порт с Китайско-Пакистанским Экономическим Коридором (CPEC). Сухопутные коммуникации, проходящие через пакистанский Белуджистан (места расположения портов Гвадар и Дживани), в настоящее время рассматриваются как весьма перспективные с точки зрения экономической целесообразности и соображений безопасности.

Важно отметить, что Белуджистан традиционно является проблемной провинцией для Пакистана, благодаря сепаратистским настроением белуджей и наличием большого числа террористических актов и вооруженных инцидентов, и скорее всего мы вновь являемся свидетелями тактического хода правительства Пакистана, который «руками Китая» будет решать вопросы безопасности в этой части своей страны. Приток инвестиций, и развитие этой провинции, в совокупности с военным присутствием Китая позволит значительно снизить угрозы и вызовы безопасности страны и противодействовать сепаратистским настроениям белуждей.

С другой стороны, ситуация для Китая может быть немного осложнена международным фоном, который сопутствует реализации концепции «Один пояс, один путь». Удивительным образом обнаружились связи и координация деятельности сепаратистов СУАР КНР и пакистанских белуджей, которые довольно часто участвуют на совместных мероприятиях. 

К примеру, 11 августа 2017 года в г. Берлин, известный уйгурский активист Долкун Айса, генеральный секретарь Всемирного Курултая Уйгуров (ВУК) принял участие на международной конференции, посвященной китайскому экономическому проекту «Один пояс, Один путь» [1], где выступил с докладом о негативном влиянии данного проекта на уйгуров «Восточного Туркестана» (СУАР КНР). Д. Айса отмечал в докладе, что якобы «стремительная индустриализация СУАР КНР без учета интересов народов проживающих в этом районе, направленная на реализацию проекта «Один пояс, один путь», приводит к выселению уйгуров с мест их проживания, уничтожению их уникальной культуры, языка и религии, и способствует насильственной ассимиляции уйгуров в китайском обществе». Конференция была организована «Национальным движением Балудж» [2]. На конференции, представители национального движения Балуджей выступали с резким осуждением экономического проекта Китая «Один пояс — один путь», отмечая что «участие Пакистана в этом проекте, приводит к значительному ухудшению уровня жизни проживающих балуджей, перемещению семей, лишению их земли и других законных прав».

Является очевидным, что подобная активность для ВУК является рутинной деятельностью их общих международных целей по дискредитации КНР на международной арене. Между тем, особый интерес представляет их растущие связи с сепаратистскими группировками Пакистана, что ранее было редкостью. Активизация антикитайской деятельности, тем не менее, в совокупности с сепаратистами Белуджистана, может представлять потенциально, определенную угрозу проектам Китая, но пока еще отдаленную.

Связи с «Национальным движением Балудж», вызывают крайне негативную реакцию в самом Пакистане, поскольку эта организация замечена в тесном сотрудничестве со спецслужбами Индии, особенно в последние 2-3 года. Индия, все больше вовлекается в деструктивную деятельность против Пакистана через подобные террористические организации, что включает в себя предоставление территории для транзита, оседания и ведения деятельности членами этих организаций. Не говоря уже о том, что Индия и Китай имеют довольно прохладные отношения и сама Индия негативно смотрит на развитие инициатив Китая в регионе, не говоря уже о его военном присутствии. Станет ли Индия поддерживать уйгурский сепаратизм и будет ли она использовать этот фактор в противодействии Китаю уже на территории Пакистана, вопрос пока открытый. Но тем не менее, эту возможность исключать в будущем не следует.

В условиях, когда официального объявления о строительстве военной базы в Пакистане со стороны Китая не прозвучало, трудно оценивать все положительные и отрицательные стороны для общей системы безопасности в регионе, однако, можно предположить, что в любом случае, военное присутствие КНР в регионе является естественной необходимостью в условиях повышения глобальной ответственности Китая в решении проблем безопасности, не говоря уже о важности проекта «Один пояс, Один путь», который может стать главным элементом стабилизации региона.

Шамсутдинова Н.Р., международный обозреватель «Prudent Solutions».

[1] China’s One Belt One Road initiative — Its Adverse Impact on Balochistan and The Region. 11 august 2017, Berlin. Schillingbrucke 4, 10243.

[2]«Национальное движение Балудж» (Baloch National Movement), либо Национальное движение Белуджей Пакистана. Сепаратистская организация национального меньшинства балуджи в Пакистане, создана в 2004 году Гулям Мухаммад Балудж, выходцем из Пакистана. Балуджи проживают в Пакистане (большая часть 6 млн.) а также в Иране (2 млн.), Афганистане (600 тыс.),  Тукменистане, Омане Кувейте. Располагает как своим национальным движением по типу Всемирного уйгурского конгресса, так и террористическим организациями действующими в Пакистане и Иране. В Пакистане действуют террористические группы — «Освободительная Армия Белуджистана» (Baloch Liberation Army),«Лашкар-э-Джангви» (Lashkar-e-Jhangvi находится в списке запрещенных международных террористических организаций США с 2003 года. ).

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s