Ядерный фактор во внешней политике Японии.

Архив, август 2010 года. 

Добринская Ольга.

65-летняя годовщина бомбардировок городов Хиросима и Нагасаки стала очередным поводом задуматься о проблеме ядерного нераспространения и разоружения. Каждый год японский народ напоминает миру об ужасных последствиях применения смертоносного оружия, что делает Японию неотъемлемым участником борьбы за безъядерный мир. В этом году памятные мероприятия в Хиросиме  впервые посетили генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун  и посол США Дж.Рус, что  свидетельствует о международном признании усилий Японии на этом направлении.

Политика Японии в области нераспространения формируется под влиянием двух факторов: мощным антиядерным лобби и военным союзом с США. В  Японии существует  большое число  неправительственных организаций, выступающих за уничтожение ядерного оружия (ЯО). Под их давлением премьер-министр Э.Сато в 1967 году провозгласил три неядерных принципа (не обладать, не производить и не разрешать ввоз ядерного оружия на свою территорию),  за что получил Нобелевскую премию мира.  Эти принципы  до сих пор лежат в основе  государственной политики Японии. Влияние общественных организаций  велико и по сей день, и можно предполагать, что наблюдающаяся в последние несколько лет активизация антиядерного движения  будет только укреплять их авторитет в мире.

Борьба за ядерное разоружение и нераспространение  стала неотъемлемой частью международного имиджа Японии, после войны вставшей на позиции пацифизма. Как единственное государство, испытавшее последствия  атомных бомбардировок, Япония считает, что  не только имеет моральное право бороться за запрещение ядерного оружия на земле, но и  несет определенную ответственность за продвижение процесса разоружения и ядерного нераспространения. На международной арене она  продвигает концепцию постепенной  ликвидации всех ядерных арсеналов. С тем чтобы привлечь внимание к проблеме ядерного разоружения после бессрочного продления Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) Япония с 1994 года ежегодно представляет на ГА ООН резолюцию,  призывающую к  полному уничтожению ядерного оружия.   Важно отметить, что в 2009 году США не только поддержали резолюцию, но и впервые выступили ее ко-спонсором. Изменение позиции Вашингтона по проблеме ядерного нераспространения дает Японии шанс, во-первых, получить необходимую международную поддержку своим предложениям, а во-вторых, проявить себя как глобального союзника США и содействовать проведению их нового курса на ядерное разоружение.

Смена власти в Белом доме позволяет надеяться на прогресс на еще одном направлении, которое продвигает Япония – это вступление в силу Договора о всеобъемлющем запрете ядерных испытаний (ДВЗЯИ). Первые попытки Японии привлечь внимание к проблеме запрещения ядерных испытаний относятся еще к 1957 г., когда она  безуспешно попыталась провести в ООН резолюцию, призывающую к запрету ядерных испытаний. Япония первой присоединилась к ДВЗЯИ и взяла на себя роль его координатора, одновременно работая над развитием системы верификации договора.

Существенным фактором, влияющим на формирование  внешней и оборонной политики Страны восходящего солнца, является   военный союз с США. Япония более полувека находится под американским «ядерным зонтиком», то есть фактически обладает потенциалом ядерного сдерживания, не имея собственного ядерного оружия. Токио и не стремится отказываться от существующего положения вещей, что, например, иллюстрирует его негативное отношение к   прорабатывавшейся в 1990-е годы идее создания в Северо-восточной Азии зоны, свободной от ядерного оружия, притом, что  наличие  таких зон в других регионах мира он всячески приветствует.

Стоит заострить внимание и на том, что три неядерных принципа так и не приняли форму закона, таким образом, правительство оставило поле для маневра в том, что касается возможности присутствия  на территории Японии американского ядерного оружия. Недавно отшумел скандал, связанный с существованием  секретного соглашения 1969 года, позволившего американским кораблям с ядерным оружием на борту заходить в японские порты.  Дебаты  вокруг соглашения могли бы стать поводом для правительства  более четко сформулировать свою позицию по этому вопросу: либо пересмотреть «принципы», так как они несовместимы с нормальным функционированием  союза безопасности, либо дать гарантии того, что ядерное оружие не  появится на японской территории. Ни того, ни другого оно не сделало, что лишь означает заинтересованность в сохранении неясности в этом вопросе. Можно сделать вывод, что «неядерные принципы» имеют весьма условный характер.

Ориентирована на Вашингтон и позиция Японии в отношении третьих стран.  Япония безоговорочно поддержала позицию США по Ираку и даже направила контингент сил самообороны для содействия восстановлению страны. Жесткой критике японцев подвергается КНДР (что вполне естественно, учитывая ее  действия и заявления в отношении Японии)  и Иран, являющийся важным партнером Японии в сфере энергетики.  Под давлением со стороны США японцы начали сворачивать сотрудничество с Ираном, наглядным примером чему стала пробуксовка проекта  разработки месторождения Азадеган. Иная ситуация наблюдается с Индией. Хотя японское правительство и заморозило некоторые виды помощи после ядерных испытаний, произведенных  Индией и Пакистаном  в мае 1998 г.,  после 11 сентября 2001 года этот запрет был снят. Достаточно спокойно японское правительство восприняло подписание в 2005 году  соглашения о сотрудничестве в области атомной энергетики между США и Индией, притом, что в академической среде оно вызвало волну возмущения. Более того, уже в 2006 году Индия была объявлена стратегическим партнером Японии, а  в июне 2010 года  стартовали японо-индийские  переговоры о сотрудничестве в области мирного атома.  Как и США, Япония закрывает глаза на  политику  Израиля,  игнорирующего режим ДНЯО. Все это еще раз подтверждает, что интересы японо-американского союза, как в региональном, так и в глобальном масштабе будут превалировать над декларируемыми Японией установками на разоружение.

В Японии давно существовали силы, выступающие за обретение страной ядерного статуса. Это повлияло на то, что шесть лет понадобилось для ратификации ДНЯО, не сразу Токио согласился и на его бессрочное продление в 1995 году.   В годы холодной войны  тема ядерного оружия не обсуждалась активно, однако крушение биполярного миропорядка и последовавшее за ним изменение среды безопасности в регионе и в мире стали катализатором дискуссий  в пользу ядерного выбора. Если в 1990-е годы это были отдельные высказывания чиновников, иногда скандальные, стоившие им карьеры (за это был отправлен в отставку начальник УНО С.Нисимура) , то в 2000-е годы политики, поддерживающие идею обладания ЯО, продолжали занимать высокие посты (среди них – премьер-министры С.Абэ, Я.Фукуда, Т.Асо),  более того, началось  предметное обсуждение такой возможности. Осенью 2006 года в ответ на парламентский запрос правительство подтвердило, что Конституция не запрещает обладание ядерным оружием. Все это свидетельствует о том, что  отношение общества к  ядерному оружию уже не однозначно негативно, так называемая «ядерная аллергия» постепенно ослабевает. Кроме того, стоит отметить тот факт, что правительство намеренно привлекло  внимание общественности к отсутствию  юридических препятствий для обладания ЯО. Все это наводит на мысль, что при наличии политической воли идея ядерного вооружения может  найти понимание в японском обществе.  В этой связи стоит заметить, что среди неядерных государств Япония единственная страна, обладающая полным ядерным циклом. На ее территории действуют 55  реакторов [1], накоплены значительные запасы плутония оружейного качества. Роль атомной энергетики в стране будет возрастать: планируется увеличить ее долю в общем производстве энергии с 30% до 40%. По мнению экспертов, Япония достаточно быстро может  создать ядерный арсенал на уровне Китая  и даже  Франции, а также обладает средствами его доставки [2]. Таким образом, превращение Японии в ядерную державу вполне реально.

Поводом к возобновлению дискуссий о целесообразности ядерного выбора в 2000-е годы стали ядерные испытания  КНДР, однако очевидно, что  они являются своеобразным предупреждением и Китаю. С 2005 года КНР официально признана  потенциальной угрозой безопасности Японии [3], при этом отсутствие транспарентности в ядерной политике КНР, а также ее позиция по ядерным испытаниям только способствуют росту недоверия.  Кроме того, японская сторона неоднократно обращала внимание мирового сообщества на то, что  Китай – единственный член ядерного клуба, не сокращающий свои ядерные арсеналы, то есть фактически игнорирующий свои обязательства по ДНЯО.

Можно предположить, что  высказывания относительно ядерного выбора рассчитаны и на то, что их услышат в  Белом доме. Во-первых,  некоторые японские ученые и политики выражают сомнение в том, что США действительно будут  защищать их страну  в случае возникновения конфликта.  Во-вторых,  ситуация с КНДР демонстрирует, что ядерное оружие успешно используется как средство политического шантажа, и  на определенном этапе в Токио сложилось впечатление, что США готовы идти на уступки Северной Корее в ущерб интересам союзника  (например, неожиданное решение Вашингтона об исключении КНДР из списка стран, поддерживающих терроризм, вызвало недоумение в Японии). В-третьих,  ядерное оружие  воспринимается не только как инструмент сдерживания, но и как средство укрепления международного престижа. Это немаловажный фактор для Японии, стремящейся к повышению своей роли в международных делах, в том числе за счет получения постоянного места  в СБ ООН. Наряду с ней на  постоянное членство в СБ претендует Индия,  обладающая ЯО и  не признающая режим нераспространения, и шансы ее попасть туда вполне реальны.  Именно в условиях пробуксовывания процесса ядерного разоружения и сомнений в эффективности режима ДНЯО в Японии вновь заговорили о возможности ядерного выбора. С этой точки зрения важен тот посыл, который исходит от Б.Обамы, он созвучен тому, что японское правительство отстаивало долгие годы: создание безъядерного мира. Инициативы американского президента нашли полную поддержку в Японии,  на высшем уровне было подтверждено  намерение сотрудничать в сфере нераспространения. Импульс, данный процессу ядерного разоружения, позволит отвлечь Токио от  размышлений на тему вхождения в клуб ядерных держав.

Безусловно, изменение подхода США к проблеме ядерного оружия будет способствовать эффективной  японской деятельности на этом направлении. Очевидно, что японская позиция во многом зависит от американской, поэтому любые позитивные сдвиги со стороны США будут способствовать еще большей активизации японской политики. Притом что  Токио выступает за разоружение и нераспространение, без поддержки со стороны США его деятельность не приносит желаемых результатов. Да и для США важно заручиться поддержкой Японии, обладающей авторитетом  борца за ядерное разоружение и позиционирующей себя  как посредника между ядерными и неядерными государствами.

В то же время, очевидно, что реальная позиция Японии заключается в том, чтобы,  используя свой статус, призывать остальных отказаться от ЯО, в то же время фактически использовать потенциал сдерживания и, соответственно, отвергать любые предложения, способные затронуть судьбу «ядерного зонтика».  Все это позволяет говорить о наличии «двойных стандартов» в ядерной политике Токио. Для того чтобы это изменить, Японии следовало бы  придать статус закона «неядерным принципам», а также более жестко обозначить свою позицию по отношению к государствам, отказывающимся участвовать в международном режиме нераспространения ядерного оружия.

Годовщина бомбардировок Хиросимы и Нагасаки стала очередным поводом для неправительственных организаций выступить с призывом к международному сообществу отказаться от ядерного оружия. С одной стороны, такая позиция вступает в конфликт с сущностью  союза безопасности с США. С другой стороны, деятельность антиядерных организаций имеет определенную выгоду для Белого дома, поскольку они являются противовесом силам, выступающим за обладание ядерным оружием. Эти организации способствуют поддержанию «ядерной аллергии» в обществе, не дают ослабнуть вниманию мировой общественности к  катастрофическим последствиям атомных бомбардировок.

Добринская Ольга Алексеевна, к.и.н., научный сотрудник Института Востоковедения РАН. Специально для «Prudent Solutions». 2010 август.

Примечания:

[1] Takaya Suto, Japan’s policy for global non-proliferation and disarmament. Abstract of public lecture at the center for strategic research. 11.04.2007. Center for the promotion of disarmament and non-proliferation. www. cpdnp.jp

[2] Подробнее см.Ядерное распространение в Северо-Восточной Азии. Под ред.А.Арбатова и В.Михеева www. carnegie.ru

[3] Основные направления программы национальной обороны 2005. www. mod.go.jp

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s