Особенности информационной политики Казахстана

июнь 2013 г.

Информационное пространство Казахстана со дня независимого существования претерпело несколько этапов своего развития и трансформации. Прежняя система управления медиа пространством, унаследованная от Советского союза, подразумевала жесткий контроль со стороны государства и, соответственно, исключала присутствие частного капитала. С переориентацией национальных подходов к различным областям жизнедеятельности, медиа сфера как инструмент влияния на общество, а также внутренние процессы в стране обрела новую архитектуру и место в общественной жизни Казахстана. Осознание политической элитой этого фактора, равно как и масштабов, а также возможностей СМИ привело к смене ориентиров в политическом мышлении и борьбе за медиа ресурсы. Если в 90-е гг. медиа сфера являлась преимущественно сферой для вовлечения ближайшего окружения президента Назарбаева, то с ее развитием на рынок стали выходить бизнесмены, не имеющие родственных связей с главой государства. Оппозиционные силы до событий в Жанаозене имели свой информационный рычаг и подконтрольные СМИ, предоставлявшие альтернативный взгляд на внутриполитические события, однако после масштабной государственной кампании оппозиция была лишена своего медиа влияния внутри страны. На современном этапе, необходимо признать, что в силу высокой значимости медиа ресурсов на сегодняшний день, контроль над ними может осуществляться людьми, лояльными к казахстанским властям и режиму в целом.

Рассматривая информационную политику Казахстана в широком разрезе, она нацелена на создание и поддержание благоприятного имиджа страны, что в свою очередь прописывается в государственных стратегиях развития (Казахастан-2030, Казахстан-2050). Роль СМИ в этом отношении является одной из ключевых для правильного восприятия обществом тех целей и задач, поставленных перед государством и каждым гражданином в частности. Однако исходя из текущего состояния медиа сферы в Казахстане, ее сравнительной незащищенности внешнему воздействию, связанных с этим рисков, а также других факторов, информационная безопасность страны является одной из главных задач медиа политики. Наблюдаемые трансформации в медиа пространстве сопряжены именно с этим фактором. Согласно Концепции информационной безопасности на 2011-2016 гг. в условиях высокого влияния массовой информации на социальные, политические, экономические сферы Казахстана, руководство страны рассматривает государство как единственного монополиста в информационной среде. Во многом это значит, что власти будут внедрять единые стандарты для медиа компаний, СМИ, Интернет провайдеров, а также государственных ведомств (но в отрыве от негосударственных), с целью унифицировать информационные системы для их более упрощенного мониторинга и контроля за информационным потоком. В этой связи, долю отечественных СМИ на медиа пространстве планируется увеличить за счет государственных агентств. Как отметил на встрече с представителями СМИ Госсекретарь РК Марат Тажин, потенциалом для подобных мероприятий обладают телеканалы «Хабар», «Казахстан», а также Телерадиокомплекс Президента Назарбаева. К тому же, медиа контент, который на сегодняшний день представлен зарубежным и отечественным планируется также изменить, наполнив отечественным содержанием к 2016 г. до 55% от общей доли на всем информационном поле.

Из этого следует, что информационная политика Казахстана на сегодняшний день переживает ряд значимых преобразований, который в сухом остатке выдаст совершенно новую архитектуру медиа области. Отечественные пользователи стали свидетелями того, что информационное содержание СМИ за последние несколько лет резко изменило свой облик в сторону позитивного взгляда на текущие процессы в стране. У обывателя в условиях отсутствия альтернативного взгляда, создается ложное впечатление об отличной работе государственного аппарата, успешно проводимых властями социальной и экономической политик. При этом внешнеполитическая сфера занимает одно из главных мест после социального блока новостей и укрепляет рядового казахстанца в том, что Казахстан наиболее благоприятная страна для проживания. Цель подобного поведения предельно ясна и сводится к принципу «меньше знаешь – лучше спишь». К тому же, государство открыто показывает свои намерения оставить информационное пространство за собой, создав показательный прецедент в конце прошлого года о признании ряда СМИ экстремистскими и тем самым проведя четкую линию, переступать которую не следует. Безусловно, политический след в этом деле более чем очевиден, но это вливается в плавно вытекающую отсюда цель существующего руководства по подготовке максимально благоприятных условий для следующего президента Казахстана. Чрезмерная активность властей страны в преследовании опальных оппозиционеров за рубежом (кстати довольно успешная, как показывают недавние события) показывает, что от неудобных элементов для внутреннеполитического баланса сил, реализации личных средне- и долгосрочных инициатив, внешнеполитических мероприятий лучше избавляться в кратчайшие сроки. Бездействие на этом поле порождает высокие риски.

Между тем, информационная политика Казахстана, принимая во внимание процессы на Ближнем Востоке (а также серию революций на пространстве СНГ), заточенные на свержение авторитарных режимов правления, вполне логично стремится обезопасить страну от внешних атак. Как показывает практика, зачастую для этого используются сети глобального масштаба, информационные потоки которых возможно только ограничить на национальном информационном пространстве, но полностью избавиться от какой-либо негативной для властей информации невозможно. Исходя из имеющегося опыта «арабской весны», власти Казахстана уже озвучивали возможность полного блокирования таких сетей как Live Journal, Twitter, Google и Facebook. Отметим, что первый уже не реагирует на попытки его загрузить с территории Казахстана. Закон «Об изменениях и дополнениях в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам информационно-коммуникационных сетей», принятый в 2009 г., подразумевает одностороннее решение суда по прекращению работы того или иного сайта на территории Казахстана без присутствия ответчика, а также начало судопроизводства по ходатайству компетентного органа. Это, равно как и то, что государство согласно Закону не обязано уведомлять ответчика о своих решениях, во многом дает представление о курсе информационной политики (и не только) страны.

Состояние медиа вакуума усугубляется информационной раздробленностью Казахстана по регионам, т.е. те общественно-политические процессы поверхностное представление о которых еще есть в крупных городах республики, этой информации уже не суждено дойти до жителей малонаселенных пунктов регионов. С одной стороны, это играет на руку властям. По данным Казахстанского института социально-экономической информации и прогнозирования (КИСЭИП) доля сельского населения страны в соотношении с городским имеет больше динамики в развитии и растет в четыре раза быстрее. То есть, у руководства в этом направлении есть перспектива информационной работы, предоставляя регионам тот срез информации, который будет выгоден обеим сторонам с дальнейшей целью укрепления своего влияния в регионах. С другой стороны, в условиях однобокой информации и отсутствия всеобъемлющей информационной стратегии, именно жители сельской глубинки (или выходцы, приехавшие в крупные города страны) зачастую вовлекаются в радикальные религиозные группы. Конечно, в этом случае большая ответственность ложится на уровень и качество образования, однако информационное освещение юридических последствий радикальной религиозной деятельности могло бы в принципе сгладить ситуацию. В этой связи мы видим, что медиа стратегия Казахстана, направленная на усиление роли государственного аппарата в обществе, по сути является рычагом существующего режима для своего укрепления в массовом сознании. И религиозный взгляд на расставленные ориентиры и ценности в казахстанском обществе как раз и является одним из тех факторов, влияние которого власти ни сдержать, ни направить в нужное русло не в состоянии. Социальный протест, растущий на догматических аспектах представления об обществе, а также приправленный радикально силовыми мерами борьбы будет являться одним из главных препятствий для информационной политики и стратегии Казахстана. Принимая во внимание геополитические изменения в расстановке сил вокруг Афганистана, а также заметную активизацию исламских радикалов на фоне вывода войск НАТО такой сценарий развития событий вполне реален.

Исходя из этого, анализ деятельности властей в информационной сфере, а также обеспечения информационной безопасности Казахстана позволяет сделать вывод, что именно это направление государственной политики Казахстана является на сегодняшний момент одним из приоритетных элементов политической стратегии страны. Однако те немаловажные моменты, которые остаются за пределами внимания информационной политики или рассчитанные на более долгую перспективу могут оказать существенное влияние на общественные процессы в кратчайшие сроки. С учетом современной специфики и выстроенной системы власти в Казахстане, информационное пространство по всей видимости будет постепенно заниматься государственными структурами, тем самым постепенно увеличивая недостаток объективной информации в стране.

Аналитический отдел «Prudent Solutions»

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s