Обзор событий в Казахстане. Март 2014

Март 2014. (Архив)

События прошлого месяца отчетливо показали главенствующую роль внешнеполитического измерения политической жизни страны. Во многом это связано с состоявшимся в Крыму референдумом по присоединению Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации в качестве отдельных субъектов. Процессы экономической сферы продолжают сталкиваться с последствиями проведенной девальвации национальной валюты, которые охватывают несколько секторов национальной экономики.

Внешняя политика

Проведенный референдум в Крыму по вступлению в состав России довольно заметно отразился на Казахстане. Позиция официальной Астаны, поддержавшей результаты народного голосования крымчан, вызвала ряд недоумений у западных партнеров Казахстана. Генеральная Ассамблея ООН, Германия, США, Великобритания и другие страны выступили с резкой критикой действиям России, а также призвали международное сообщество соблюдать принципы международного права и не признавать результаты референдума. Принципиальное разногласие двух «лагерей» — России и Запада, лежит в однобоком и зачастую противоположном восприятии мировых процессов и ситуации в Украине в частности. Россия и страны Таможенного Союза приводят в качестве аргументов прецедент с Косово, а также исключительный характер реакции Запада, ответственного за реализацию «югославского» сценария, результатом которого и стала независимость Косова. Роль Астаны, равно как и Минска в украинских событиях не носит активного характера и в большей степени является внешнеполитической поддержкой позиции Москвы. Подобное поведение Казахстана вполне логично, если учесть, что Казахстан является единственной страной в Центральной Азии, состоящей в составе Таможенного союза с Россией и Белоруссией. Безусловно, интеграционный проект не мог не отразиться на отстаивании Минском и Астаной общей позиции по ситуации в Украине. Однако теперь, интересной для анализа представляется возможность влияния западных инструментов, направленных против России, на Таможенный союз в целом и Казахстан в частности. Первым в списке последствий фактического расторжения государственных связей между Украиной и Россией является сокращение, а то и полное его прекращение, импорта украинской продукции на территорию Таможенного союза. Это касается сырья для тяжелой промышленности, продукции легкой промышленности, кондитерских товаров и т.д. К тому же, российские газовые артерии, ведущие в Европу и страны ближнего зарубежья (как к примеру Молдова и т.д.) проходят через территорию Украины. Большая часть экспертного сообщества склонна считать события в Украине началом торгово-экономической блокады Украины со стороны России. Однако, в условиях крайне нестабильного положения рубля, а также его резких скачков, связанных с изменившимися условиями в регионе, отчетливо демонстрируют необходимость увеличения энергетических поставок на мировые рынки. Таким образом, на сегодняшний день хорошие перспективы для Москвы и Астаны имеет китайское направление. Пекин жизненно заинтересован в импорте энергоносителей, а зависимость страны от зарубежного топлива в последние годы достигает 58%, а годовой импорт Китая только по газу составляет порядка 45-50 млрд кубометров.

Таможенный союз, за исключением Беларуси, в среднесрочной перспективе, по всей видимости внесет определенные корректировки в экспортную политику. Так, согласно заявлениям представителей нефтегазовой отрасли Казахстана, страна намерена увеличивать свои мощности с 29,6 млрд куб (по состоянию на 2007 г.) до 114 млрд куб в 2020 г. Такой же позиции придерживается и Россия, которая стоит на пороге заключения соглашения с Китаем о ежегодных поставках в Поднебесную 38 млрд куб газа. Говорить о том, что на сегодняшний день политические противоречия Европы и Таможенного союза перейдут на топливно-энергетический уровень довольно опрометчиво. Т.е. определенные призывы европейских лидеров о возможных поставках энергоносителей из США, а также «отказе» от российского газа имеют место быть, но развитая инфраструктура, а также место и роль Москвы на энергетическом рынке Европы попросту не оставляет шансов последней каким-либо образом спекулировать на эту тему. Казахстан стремится диверсифицировать свои нефтегазовые потоки и в этом случае является также потенциальным экспортером своего газа в Европу. Однако, отметим, что в отличие от России подобный сценарий для Казахстана является делом долгосрочной перспективы.

В остальном же, Казахстан, позиционирующий себя на международной арене как молодое и прогрессивное государство, не стремится портить свои отношения с Западными партнерами. Принимая во внимание взаимную заинтересованность в разработке молодых нефтегазовых месторождений Казахстана, а также удельный вес иностранных нефтегигантов в стране, негативный сценарий развития отношений не отвечает реальности. Тем не менее, отчетливый след внешней режиссуры в украинских событиях показывает схожесть политического сценария с двумя революциями в Кыргызстане (2005г. и 2010г.), в свою очередь определенным образом повлияет на внутриполитическую сферу Казахстана. В этой связи, ограничение свобод казахстанским руководством, равно как и доступа населения к различным порталам «экстремистского» содержания, пресечения разного рода митингов и оппозиционных собраний могут повлечь за собой дополнительные ограничения со стороны казахстанских властей в краткосрочной перспективе. К примеру, были приняты новые поправки в Уголовный Кодекс Казахстана, согласно им, теперь за распространение ложных слухов и псевдосенсаций, направленных против национальных интересов предусматривается лишение свободы до 12 лет.

Переходный период в отношении преемственности высшей власти в стране, который обусловлен подходящим к концу периода правления Назарбаева, требует от официального руководства гарантий безопасности и социальной стабильности, которая на фоне ощутимой девальвации национальной валюты находится в двояком положении. Казахстан уже сделал выводы из ряда цветных революций в Грузии, Кыргызстане и Украине, но последние события определяют контуры новых возможных противоречий. На сегодня, в Казахстане рост националистических кругов налицо, проводить аналогию с «правым сектором» Украины не имеет смысла, однако настроения подобных кругов ярко отражают наличие антироссийской риторики. В последнее время это обусловлено недоработками рабочих групп деятельности Таможенного союза, сильной взаимозависимости национальных экономик и валют, малым экспортом казахстанской продукции на российский рынок и самое главное наличием обширной русской диаспоры на севере Казахстана. Таким образом, общество заражено страхом разжигания сепаратистских настроений, апогеем которого может стать отход северных (преимущественно русскоязычных) областей РК к России. Постоянная игра различных политических деятелей Москвы на «нервах» Астаны о присоединении различных частей государств Центральной Азии к составу РФ усугубляет ситуацию в разы. Последние выступления вице-спикера Госдумы, председателя ЛДПР Владимира Жириновского, а также других общественных деятелей является ярким тому подтверждением. Тенденция развития событий вокруг антироссийских настроений в Казахстане, приводит к излишней политизации вопроса, причем в последнее время это проявляется на официальном уровне. Так, депутат Сената РК Гани Касымов, по сути стал официальным рупором Казахстана, обвиняющим Кремль в вынашивании планов по аннексии казахстанской территории. К тому же, готовность Казахстана и Беларуси сотрудничать с новыми властями Украины по торгово-экономическим вопросам наверняка найдет непонимание с российской стороны. Как далеко зайдут казахстанско-российские противоречия покажет время.

На фоне изменяющейся обстановки в Украине и СНГ в целом, прошла встреча президентов Казахстана Нурсултана Назарбаева и Кыргызстана Алмазбека Атамбаева в Алматы. Визит был приурочен подписанию в мае этого года договора о фактическом вступлении Кыргызстана в состав Таможенного союза, а также обсуждению рабочих вопросов, связанных с интеграционным процессом. Между тем, Астана в этом вопросе выступает с позиции осторожного согласия, т.е. официально Казахстан приветствует стремления Бишкека к интеграции, однако осознает политические и экономические риски, связанные с вступлением последнего в ТС. Очевидным является факт, что Казахстан заинтересован в инвестировании в реальные сектора экономики своего южного соседа (банковский сектор, туризм, гидроэнергетика, недвижимость и т.д.), но на сегодняшний день Астану больше интересует сохранность уже вложенных средств. За годы независимости, по словам Назарбаева, Казахстан инвестировал свыше миллиарда долларов США, а также был создан инвестиционный фонд с Кыргызстаном (уставной капитал 101млн. долл. США). Обеспокоенность Астаны вызывает активизация оппозиционных сил в Кыргызстане, наметивших проведение акций весной этого года, а также распад правящей парламентской коалиции, что в условиях слабого государственного аппарата может означать начало активных революционных действий. Между тем, Кыргызстан заявляет о целесообразности введения переходного периода сроком на три года и предоставления дотаций на поддержание национальной экономики в случае вступления страны в ТС, что естественным образом никак не устраивает Астану. Поспешное решение Казахстана относительно Бишкека в Таможенном союзе, может повлиять на реализацию интеграционных начинаний негативным образом, что обусловлено отсутствием границ Кыргызстана с Узбекистаном и Таджикистаном, высоким уровнем контрабанды товаров, а также политической, социальной и экономической нестабильностью. В этой связи, можно предположить, что переговоры по интеграции с Кыргызстаном из стран Таможенного союза берет на себя именно Казахстан. Однако существующие механизмы сотрудничества, во многом устраивают Казахстан и менять их на нечто неопределенное, казахстанские власти пока не спешат.

Экономика

Экономическая сфера Казахстана на сегодняшний день пребывает в кризисном состоянии и пытается реабилитироваться после валютной лихорадки. Однако освещаемые экономические процессы в стране не отличаются положительной динамикой. Так, было опубликована информация о том, что за последние пять лет государственный внешний долг Казахстана вырос практически в 2 раза. По состоянию на конец 2013 г., сумма задолженности Казахстана составила порядка 148 миллиардов долларов. Основными кредиторами Астаны являются Голландия – 38 млрд. долл. США, Великобритания – 22,3 млрд. долл. США, Китай — 16,6 млрд., США – 11,4 млрд. долларов. По всей видимости, во исполнение всех достигнутых договоренностей и предоставления экономических гарантий казахстанским руководством были проведены встречи президентом Назарбаевым с председателем КНР Си Цзиньпином, королем и премьер-министром Нидерландов Виллем-Александром и Марком Рютте в рамках визита Назарбаева в Нидерланды. К тому же согласно отечественным СМИ и экспертам, Казахстан ждет постепенное повышение цен на продукты питания и товары первой необходимости, предсказанное в качестве одного из последствий девальвации. В среднем на 10% подорожали такие продукты как: мука, сахар, перловая крупа, ячневая крупа, огурцы, помидоры. Казахстанские власти, на сегодняшний день, обеспокоены экономической безопасностью и стремятся взять финансовые потоки и экономические процессы под свой контроль. Зависимость казахстанской экономики от финансовых мировых центров довольно очевидна, причем сугубо сырьевая направленность экспортной структуры определенным образом влияет на стабильность национальной экономики. Невозможность внутренними силами контролировать колебания цен на нефтегазовые продукты ставит Астану в нелегкое положение. В этой связи, с целью сокращения оттока денег из страны, власти начинают масштабную борьбу против вывода средств в офф-шорные зоны. Данная кампания напрямую связана с новой антикоррупционной стратегией. К тому же, одним из выходов по обеспечению прозрачности на финансовом поле, руководство определило размер теневой экономики, размеры которой за период с 2007-2013 гг. только по НДС составили около 128 млрд тенге в год. Таким образом, власти намерены внедрять электронные нововведения на обязательной основе для всех плательщиков НДС, что позволит изъять из теневого оборота 1,1 млрд тенге предполагает правительство. Стоит отметить, что самостоятельное разрешение экономических вопросов возможно будет отходить на второстепенный план в силу привязки к российской экономике, а также давления Запада на Россию. В этом случае, Казахстан будет не в силах что-либо противопоставить. Центр тяжести в лице Таможенного союза также вносит свои коррективы и продолжение давления на Казахстан чревато ростом негативных настроений.

Анализ показывает, что за прошедший месяц, Казахстан придал особое значение внешнеполитической сфере жизнедеятельности, сделав определенные выводы для применения их в стране. Таможенный союз, который не приносит большого восторга Астане, по мнению последней не является организацией для поспешного привлечения новых членов в свои ряды. Кыргызстан в этом случае является не готовым в политическом, социально-экономическом отношениях и не отвечает, по мнению Астаны, многим требованиям ТС. Однако по всей видимости, игра по созданию благоприятного имиджа Таможенного союза будет продолжаться. Что же касается экономической сферы, Акорда продолжает работу по смягчению финансового бремени на бюджет страны из-за девальвации тенге, но судить об эффективности предпринимаемых мер пока рано. Мировая ситуация, связанная с новым витком противостояния Запада и России как «предводителя» антизападного мира в любой момент способна изменить хрупкий современнный баланс.

Аналитический отдел «Prudent Solutions»

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s