Обзор событий в Казахстане. Октябрь 2013

Октябрь 2013. (Архив)

За прошедший месяц Казахстан выделился чередой событий, по большей части, внешнеэкономического и внешнеполитического характера. Одной из основных тому причин послужили прошедшие в Минске саммиты глав СНГ и ЕврАзЭС. Несмотря на многочисленные вопросы, стоящие на повестке дня, президент Казахстана озвучил собственную позицию, касающуюся интеграционного взаимодействия в рамках Таможенного союза. Так, Нурсултан Назарбаев предложил вычленить ЕврАзЭС из компетенции Таможенного союза, с последующим упразднением первой как «организации, дублирующей деятельность ТС», вызвав тем самым возражение своего российского коллеги Владимира Путина. Такой жест дал повод экспертному сообществу говорить о новом витке российско-казахстанских противоречий, а также о начале расхождения взглядов двух президентов относительно евразийства. Пищей для размышления властям стран ТС, экспертным сообществам внутри страны и за ее пределами также послужило заявление Назарбаева о желании Турции вступить полноправным членом в интеграционный процесс, а также целесообразности ее принятия в союз.

В свете подобных политических реверансов главы Казахстана, рядовой обыватель вполне способен понять, что Астана недовольна условиями деятельности Таможенного союза, в частности тем, каким образом отражается на казахстанской экономике специфика интеграционного объединения. И если до недавнего времени, все противоречия Астаны и Москвы связывали с сугубо рабочими моментами, которые с легкостью можно преодолеть в краткосрочной перспективе, то на сегодняшний день необходимо признать, что Казахстан в сложившихся условиях намерен развивать альтернативные пути внешнеторгового сотрудничества. И речь не только о Турции, как показывают события, Китай является одним из наиболее активно набирающих обороты своего экономического присутствия не только в Казахстане, но и во всей Центральной Азии. К тому же, ослабление роли России в нефтегазовой сфере Казахстана дают все основания внешним игрокам активизироваться на этом поприще. Однако критичным моментом в отношениях России и Казахстана является не присутствие\отсутствие первой в качестве геополитического гиганта в регионе или стране, а ее отношение к партнерскому сотрудничеству по Таможенному союзу. Недавнее постановление российского премьер-министра Дмитрия Медведева об установлении ограничений на ввоз физическими лицами в Россию алкогольной продукции из Казахстана и Белоруссии наряду с остальными ограничениями доказывает желание российского руководства установить российский рынок в качестве приоритетного производителя, ориентированного на экспорт в остальные страны. Тем не менее, высокие стандарты сертификации и лицензирования, взятые за основу российским руководством приводят к негативному восприятию Казахстаном подобных действий, которые по мнению властей не соответствуют равноправности партнеров в союзе.

В этой связи, приходится осознавать, что в дальнейшем «затягивание гаек», которые Москва демонстрирует также и тем странам, которых Кремль желает видеть в ТС, как к примеру Украина, будет способствовать установлению неблагоприятного имиджа всего интеграционного объединения, равно как и росту подозрительности Казахстана и Белоруссии пот отношению к России.

Внешнеполитически заявления Назарбаева возымели громкий эффект, вследствие чего появились экспертные мнения не только о целесообразности вступления Турции и ее выгод от интеграции с постсоветским блоком, но также и переформатирования турецкой внешней политики, взявшей с этих пор восточное направление в качестве приоритетного. Между тем, сугубо политический\геополитический характер проекта «Таможенный Союз» расставляет акценты с самого начала его создания, в котором увидеть такие страны как Сирия и Турция (отдаленных не только географически, но также по историческим, культурным и языковым признакам), в принципе невозможно. В этой связи, подобные сигналы глав государств рассматриваются в качестве неких раздражителей, берущих свою основу также из-за неудовлетворенности своих позиций в Таможенном союзе.

Исходя из этого, можно отметить, что противоречия в таможенной тройке государств имеют тенденцию расти, а их разрешение в рабочем порядке на сегодняшний день прямо пропорционально их появлению в отношениях государств ТС.

Между тем, внутри страны появилась новая версия относительно преемственности власти и лица, способного занять президентский пост Казахстана. Напомним, что в недавнем времени, аналогичная информация была распространена в СМИ, суть которой заключалась в том, что племянник Назарбаева Самат Абиш был представлен Владимиру Путину как следующий президент Казахстана. В этот раз, высший пост в стране прочат экс-заместителю Генерального секретаря ООН, а ныне председателю Сената РК Касым-Жомарту Токаеву. Подобные мнения вполне оправданы, т.к. конституционно председатель сената имеет прямые возможности занять кресло президента, если такая необходимость появится. Тем не менее, на фоне дезавуирования Назарбаевым всех слухов о его возможном скором уходе, набившая оскомину, тема передачи власти в стране на сегодня не имеет такой актуальности, как к примеру в Узбекистане.

Экономическая сфера жизнедеятельности Казахстана, как уже отмечалось выше, была ознаменована внешнеэкономической активностью. Так, в СМИ было упомянуто о совместном освоении казахстанской ENRC и китайской Norinco International Cooperation платиновых месторождений в Зимбабве. Детали совместного взаимодействия не сообщаются, однако это лишний раз подтверждает активность и лобби китайского бизнеса в Казахстане. Накопленная сумма капитала, которая как показывает анализ, не находит своего полного применения в стране в силу различных объективных причин довольно востребована зарубежом. Тем не менее, руководство Казахстана стремится к оптимизации подходов в этой сфере, потратив часть этих денег на геологическую разведку имеющихся в стране полезных ископаемых. В этой связи, планируется выделение около 164 млрд. тенге бюджетных средств, которые в свою очередь будут дополнены средствами крупных национальных холдингов (в общем объеме около 1 трлн. тенге) до 2017 г. для пополнения материально-сырьевой базы.

Однако несмотря на, казалось бы на первый взгляд, положительную динамику финансовых процессов в экономике и бюджете страны, стало известно, что внешний долг Казахстана, составлявший по состоянию на 30.06.13 – 145 млрд. долл. США, за второй квартал 2013 г. увеличился на 5,5 млрд. долл. Государственный долг при этом составляет порядка 4 млрд. тенге и вносит определенные коррективы в действия властей по планированию бюджета на следующий год. Таким образом, на обслуживание госдолга на период 2014-2016 гг. будет направлено на 72% больше средств чем в 2013 г.

В трудовой сфере страны с введением новой миграционной политики после вхождения Казахстана в Таможенный союз, наметилась тенденция оттока рабочей силы в Россию. Причем показатели согласно Международной организации по миграции весьма внушительны – 2,5 млн. человек за 2013 г. С учетом того, что население Казахстана составляет чуть более 17 млн., подобные процессы несут в себе достаточно серьезную нагрузку на экономику страны. Более того, положение дел во внутриполитической сфере наряду с возможным ростом нестабильности в последующие несколько лет (новая власть, макроэкономические риски, рост радикального ислама и т.д.) оставляет за собой вероятность усиления миграционного потока. Принимая во внимание этот факт, власти страны стремятся снизить эффект на экономику, предоставляя упрощенный режим рабочим мигрантам из ближнего зарубежья и тем самым, заполняя появившиеся пробелы. Однако насколько такие меры будут эффективными остается большим вопросом. К тому же пример России в этом конкретном случае весьма показателен, а растущие нетерпимость к мигрантам и всплески национализма, по всей видимости, являются следствием наплыва трудовых мигрантов.

Обзор событий показывает, что Казахстан продолжает отстаивать свои интересы в Таможенном союзе, причем эта борьба приобретает все более ощутимые черты. Тема мигрантов, которая крайне болезненна для российских властей и общества, в долгосрочной перспективе может быть спроецирована и на Казахстан, к населению которого россияне на сегодняшний день более лояльны, нежели к другим странам ЦА. В самом Казахстане, где уровень национализма также высок, с притоком гастарбайтеров из Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана во многом можно наблюдать повторение начала российского сценария середины 90-х.

Аналитический отдел «Prudent Solutions»

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s