Обзор событий в Казахстане. Сентябрь 2013

Сентябрь 2013 г.

Внешняя политика

Одним из главных событий внешнеполитической жизни Казахстана стал государственный визит председателя КНР Си Цзиньпина в страну. В ходе визита, руководитель Китая подтвердил преемственность политико-экономического курса Пекина в отношении Казахстана и определил ключевые моменты китайско-казахстанского сотрудничества на последующие несколько лет, которые легли в основу центральноазиатского курса китайской внешней политики в целом. В основном, эти положения охватывают необходимость повышения потенциала двустороннего сотрудничества, продиктованного географической близостью, тесными экономическими связями, а также политическим взаимодействием в рамках ШОС. Исходя из этого, в речи Си Цзиньпина было предложено взять курс на интеграцию национальных экономик, в целях чего необходимо развитие транснациональных транспортных сетей, а также валютных перемещений. Примечательно отметить, что в условиях жесткой привязки экономики Китая к поддержанию жизнеспособности американского доллара, а также желания Пекина отойти от долларовой зависимости, китайское руководство планирует совершать взаиморасчет в национальных валютах. Безусловно, подобный принцип имеет место в торгово-экономических отношениях Китая с различными странами, однако, насколько такой поворот будет вероятен в отношениях с Казахстаном, пока не совсем понятно. Между тем, визит Си Цзиньпина расценивается как высоко продуктивный, по итогам которого было подписано соглашений на сумму около 30 млрд. долл. США. В силу сырьевой ориентированности казахстанской экономики, большая часть подписанных соглашений приходится на нефтегазовую сферу. Сотрудничество в коммуникационной, образовательной сферах было также на повестке дня.

Между тем, по итогам визита стало очевидно, что Китай уделяет большое внимание казахстанскому вектору развития сотрудничества. Высокая потребность в энергоносителях для внутреннего потребления, по большому счету, является одной из первостепенных причин для расширения сфер двустороннего взаимодействия. Однако на основе этого, встает другой вопрос – место и роль России в Центральной Азии. В условиях возрастающего внимания Китая, а также крупных инвестиций в реальные сектора экономики, Кремлю в долгосрочной перспективе будет необходимо пересматривать свою политику в Центральной Азии. Рассматривая ситуацию в этом ключе, можно с некоторой долей уверенности констатировать, что на сегодняшний день Узбекистан является уже отстранившимся от Москвы. Таджикистан с имеющимися противоречиями с Россией также в некоторой степени «охладил» двусторонние отношения. Как представляется целесообразным, Казахстан мог бы взять определенную часть обязательств по лоббированию идей евразийства в Центральной Азии в среднесрочной перспективе. Однако, на сегодняшний день это требует устранения в первую очередь российско-казахстанских противоречий как в рамках Таможенного Союза, так и за его пределами. Генеральная линия, что касается согласованной внешнеполитической позиции по насущным международным проблемам (Сирийский вопрос), как свидетельствует Саммит ШОС в Бишкеке остается на прежнем уровне. Противоречия же по перемещениям товаров и услуг в ТС, наряду с двусторонними проблемами по Байконуру все же вносят некий разлад в межгосударственные отношения. Крушение летом этого года ракеты-носителя «Протон» дали повод властям Казахстана «поиграть» на нервах Роскосмоса, затягивая очередные запуски ракет с Байконура. Этим самым Казахстан в целом стремится продемонстрировать свое «я» как России, так и Центральной Азии в целом. Причем как представляется, подобные трения нужно рассматривать как начало процесса «критического взгляда» казахстанских властей на проблемы с Москвой. Очередь за нефтегазовой сферой.

С другой стороны, Казахстану с углублением интеграционных процессов и растущим российско-американским антагонизмом придется так сказать «держать ответ» за свою все более склоняющуюся к Западу, внешнюю политику. В условиях скрытого противостояния мировых сил вокруг сирийского конфликта, Кремль довольно болезненно относится к проявлению симпатий Западу своими партнерами. И как бы не казалось, такое прозаичное разделение на «своих» и «других» чуждым современной внешней политики России, однако строительство логистического центра в Актау, наращивание потенциала сотрудничества по линии Казахстан-НАТО и т.д. очевидным образом способствуют росту тихого недовольства Москвы.

Позиция Казахстана в уравновешивании векторов своей внешней политики также ясна и прагматична, во многом сводится к созданию некой системы сдержек и противовесов, на фоне высоко амбициозных интересов России в регионе. Многочисленная критика международных и казахстанских экспертов относительно возможной частичной потери государственного суверенитета Казахстана, по всей видимости обуславливает казахстанское руководство разрабатывать альтернативные запасные варианты на случай проявления подобных явлений.

Экономика

Власти Казахстана на сегодняшний день обеспокоены недостаточной прозрачностью внутренних экономических процессов в стране. По оценкам экспертов масштабы теневой экономики в некоторых сферах достигают почти 50%, что в первую очередь выражается в транспарентности финансовых потоков. Одним из возможных способов пополнения государственной казны в условиях растущего государственного долга Казахстана (около 4 трлн. тенге) руководство страны рассматривает введение дополнительного налогообложения в стране. Таким образом, разрабатывается ряд социально-экономических сфер, потенциально способных принять финансовую нагрузку. В числе таковых, повышение налогов на движимое и недвижимое имущество, табачные изделия, а также налог на роскошь. Документ находится на стадии разработки, но по всей видимости будет готов к обсуждению в ближайшее время, ввиду срочности дополнительных поступлений в бюджет. Последний пункт, касающийся «роскоши» вызывает бурную дискуссию, как среди экспертов, так и среди населения страны. Можно отметить, что та часть населения, потенциально попадающая под эту категорию, как правило имеет неофициальные льготы в вопросах отношений с государственным аппаратом. Исходя из этого, можно предположить, что основное налоговое бремя ляжет на плечи обывателей среднего класса. Казахстан в разработке новых фискальных механизмов идет по пути России, где летом этого года также обсуждалось введение новых налогов. Однако пример Украины в этом отношении весьма показателен и показывает, что украинские миллионеры не стремятся платить 17% подоходного налога, ограничиваясь лишь 4%, в то время как стандартная ставка для населения – 15%. Между тем, как показывает развитие событий вокруг этого вопроса, предполагается, что налогообложение на первоначальном этапе может коснуться только увеличенных фискальных сборов по дорогим автомобилям, как того придерживаются в РФ.

Между тем, новая фискальная политика властей идет вразрез представлениям населения относительно отношения государства к обществу, без обеспечения последнего достаточным уровнем благосостояния. Мировая тенденция постепенного исчезновения среднего класса как такового, может быть актуальна и применима в долгосрочной перспективе и к Казахстану. Во многом это обуславливается такими факторами как глубокое проникновение транснациональных корпораций, сильная привязка экономики к нефти, наряду со слабой эффективностью экономических инструментов властей противостоять мировым экономическим вызовам, а также вытекающим отсюда внутренним финансовым трудностям.

Общество

В Казахстане состоялось XII заседание Секретариата Съезда лидеров мировых и традиционных религий. Власти страны уделяют все большее внимание установлению межконфессионального диалога в стране, но как показывает развитие событий в религиозной сфере страны, казахстанское руководство обеспокоено процессами неконтролируемого развития различных религиозных течений. Недавние сообщения о том, что казахстанские граждане активно принимают участие в боях на стороне сирийских повстанцев, проходят тренировки в лагерях по подготовке боевиков на Ближнем Востоке и Северном Кавказе демонстрируют рост радикальных настроений в стране.

Продолжающийся кризис в странах мусульманского мира, по своей сути, очертил новые грани политического противостояния, где помимо правящей власти и оппозиционных сил, иностранного вмешательства, встал вопрос о причастности тех или иных сил к различным религиям, либо конфессиям (Йемен, Сирия, Египет). Следовательно, в условиях высокого уровня вовлечения религии в общественные процессы, политическая проблематика обретает религиозный окрас и наоборот. В Центральной Азии, а также Казахстане в частности, политические процессы имеют схожую специфику со странами арабского мира, с единственной лишь разницей, что религиозные институты еще не принимают открытого политического участия в общественных процессах. Но судя по наличию широкой сети различных религиозных течений в Казахстане, а также их активной работы с населением по привлечению новых членов в свои ряды, вопрос их перехода от скрытой активности к возможности в открытую влиять на ход событий в стране, остается лишь делом времени. Вовлеченность Казахстана в мировые и региональные процессы, выделяющее страну из общего числа стран СНГ, усиливает внимание и активизацию внешних сил. Причем, сегодня приходится осознавать, что все религиозные институты, находящиеся в Казахстане, а также Центральной Азии в целом, являются проводниками международных сил в регионе, представляя собой своего рода инструмент или ресурс в международной политике. Причем довольно действенный. Но заинтересованность в этом ресурсе таких стран как Россия, Турция, Саудовская Аравия, США, Израиль, Египет, ЕС, Южная Корея и др. осложняют положение дел на национальном уровне в разы. Кроме того, приезд в Казахстан лидеров мировых религий, конфессий, а также тех или иных течений подразумевает в целом более плотную работу с их последователями в Казахстане. Исходя из целей и задач конференции, разумным было бы полагать, что от религиозных лидеров ждут своего рода миротворческих шагов и призвание к диалогу всех существующих в стране мусульманских, христианских, католических, иудейских и других общин. Однако, такой подход к рассмотрению любого рода проблематики кажется весьма идеалистичным и утопичным одновременно. Определенная доля риска того, что реакционные силы различных стран, чьи интересы распространяются на развитие своей сети религиозных представительств, будут далеки от ожидаемого поведения, все-таки существует.

Резюмируя в целом, можно отметить, что в среднесрочной перспективе финансовые институты страны на фоне легкой неразберихи вокруг пенсионной реформы, столкнутся с новой «головной болью» в лице налогообложения. При этом, результаты их работы во многом скажутся на целесообразности новых кадровых перестановок в стране. Силовой аппарат, скорей всего, не останется в стороне в этом случае, разрабатывая попутно план превентивных мер по обеспечению общественного порядка. Что же касается внешнеполитического вектора, то каких-либо изменений ждать не приходится, учитывая высокий государственный приоритет этой сферы жизнедеятельности.

Аналитический отдел «Prudent Solutions»

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s