Казахстан: обзор событий. Февраль 2014

Февраль 2014. (Архив)

Главной новостью прошедшего месяца в Казахстане является девальвация тенге, о пришествии которой говорилось очень много, но официальные власти отвергали подобные прогнозы. Необходимо отметить, что это событие стало шоковым для населения страны, в особенности жителей крупных городов. Во вторник 11 февраля доллар резко подскочил до 185 тенге с отметки 153, в связи с чем вызвал панику на внутреннем валютном рынке, а также отразился на общественной обстановке. Многие крупные торговые сети и продуктовые магазины закрылись на переоценку, равно как и пункты обмена валют, решившие переждать панику. Временно были закрыты правительственные и банковские интернет порталы, осуществляющие операции по безналичному расчету. Сами власти заверяли население в том, что последствия девальвации не повлияют на общественное благосостояния и правительство принимает все необходимые меры по сглаживанию отрицательных эффектов на тенге. Экспертное сообщество выступает с более негативными прогнозами и предрекает дальнейшее удешевление тенге. В качестве примера приводится ситуация пятилетней давности, когда тенге также переживал аналогичный кризис (рост доллара со 120 до 150 тенге).

Между тем, как показывает анализ, события «черного вторника» (день девальвации – прим. авт.) имели довольно показательное предисловие на примере падения курса рубля в России. Иными словами, взаимозависимость национальных экономик Таможенного союза предполагают их взаимосвязь по процессам в различных сферах. В связи с этим, становится очевидным, что девальвация тенге была прогнозируема финансовыми институтами страны, но умалчивание властями по этому поводу остается большим вопросом. К тому же, контроль над информационными потоками и отсутствие оппозиционных СМИ предоставляют населению однобокую информацию в разъяснении причин девальвации. Иными словами, Астана выступила с заявлениями, что падение тенге есть хорошо запланированная акция, призванная обеспечить экономическую стабильность в стране, гарантию процветания национальных корпораций, занимающихся экспортом, а также снизить давление на национальный бюджет страны. Именно об этом говорили президент Назарбаев и глава Нацбанка Кайрат Келимбетов в своих заявлениях СМИ.

Между тем, обменные бюро были выставлены как одна из главных деструктивных сил государственной экономической политики, в связи с чем, власти ввели карательные меры в случае отклонения от курса Нацбанка (185 тенге за доллар плюс-минус 3 тенге). На акимов возложена ответственность постоянного мониторинга и контроля за не изменение цен на продукты питания и товары первой необходимости. Но, как представляется очевидным, работа местных властей оставляет желать лучшего, т.к. предприниматели вынуждены соответственно реагировать на подобные экономические перемены. В этой связи вскрывается новый пласт, так сказать социально-политическое измерение проведенных реформ. На фоне макроэкономической стабильности и процветания, на которую нацелены власти страны, без особого внимания остается самый нуждающийся слой населения – студенты, пенсионеры, малоимущие, занятые в бюджетной сфере. К тому же, по подсчетам различных источников казахстанские вкладчики в результате удешевления тенге в «черный вторник» потеряли до 300 трлн. тенге. В этой связи подвергается давлению и средний класс, который на фоне заявленного курса казахстанского руководства по индексации цен ждет ответных действий государства населению.

Между тем, политически активные горожане, как например в Алматы, провели протестные акции в центре города, высказывая свое возмущение властям. Ответная реакция правоохранительных органов последовала в традиционном виде – задержании активистов, наложении штрафов, всяческом воспрепятствовании митингам. К тому же, в интернете 12 февраля появились ролики с военной техникой, запечатленной на окраине города. И несмотря на уверения военных, что это всего лишь плановая проверка технического состояния, по всей видимости, Астана желает быть готовой к любому развитию событий и боится провокаций в густонаселенных пунктах. К слову отметить, поводов для беспокойства у топ-руководства сейчас предостаточно, прибавить к этому рост оппозиционно настроенных слоев населения, а также возможную заинтересованность внешних сил в установлении нестабильности в стране. Социальная напряженность в Казахстане растет с каждым днем, а девальвация на самом деле не является главным ее фактором, сколько ее последствием. Напомним, что с начала года были повышены ставки налогообложения практически по всем «социальным» статьям: коммунальные услуги, движимое имущество, недвижимость, акциз на алкоголь, табак и т.д. На сегодняшний день, у рядового казахстанца может сложиться впечатление «загоняемого в ловушку» не только в невозможности участия в политической жизни страны, но также и в финансовом плане, обремененным многочисленными рамками и ограничением свобод. К тому же, волеизъявление гражданина на проведение или участие в каком-либо митинге также жестко лимитировано действующим законодательством. Из всего этого выходит, что руководство Казахстана идет по пути все большего дистанцирования от населения, внедрением своих антинародных мер. Существует мнение, что большая часть финансовых реформ направлена на получение максимальных выгод для проведения EXPO-2017. Однако есть и оборотная сторона, касающаяся одного лишь человека – президента Назарбаева. Преклонный возраст президента становится причиной различных спорных инициатив, зачастую честолюбивых и направленных на удовлетворение собственных амбиций. Титул «елбасы», статус первого президента и его семьи, недавно озвученное желание переименовать Казахстан в «Казак елi» было дополнено в этом месяце еще одной ремаркой. В новом проекте Уголовного кодекса прописана статья, согласно которой сохраняется смертная казнь за посягательство на жизнь президента страны, даже если эти действия не привели к смертельному исходу. Таким образом, под большим сомнением остается факт реальной безысходности и необходимостью отказа поддерживать курс тенге, либо девальвация является еще одним инструментом, способным внести значимый вклад в постпрезидентский период жизни. Такая точка зрения, по всей видимости, является самой распространенной среди рядовых обывателей. Иначе население не способно понять политику властей, на протяжении нескольких месяцев умалчивающих о грядущей девальвации и, убеждающих народ в обратном, тратя в то же самое время миллиарды на поддержание курса.

Между тем, социально-политические беспорядки в Украине, как следствие, находят свои отголоски практически на всем пространстве СНГ. Власти стран стремятся адекватно реагировать на подобные явления, выстраивая свою линию защиты по политическому периметру. Тем не менее, внешнеполитические трансформации в Центральной Азии, связанные в основном в желании/нежелании отдельных государств присоединяться к Таможенному Союзу, автоматически выдвигают вопрос присутствия влияния того или иного мирового центра силы на внутреннюю политику. Баланс между центральноазиатскими странами попеременно поддерживается в отношении своих внешних протекторов, сменяя российские векторы американскими и наоборот. Таким образом, украинские сепаратистские настроения накладывают отпечаток на мировоззрение российской стороны в отношении своих стран-партнеров из ближнего зарубежья. Вице-спикер Госдумы Владимир Жириновский, а также опальный оппозиционер Эдуард Лимонов дружно высказались в пользу присоединения не только северных казахстанских областей, но и всей Центральной Азии к российской территории. Это вызвало шквал критики и дипломатических протестов со стороны Казахстана и Кыргызстана. Несмотря на всю одиозность обоих российских политиков, само присутствие и рост подобных настроений становится предметом озабоченности Астаны. При этом, необходимо понимать, что период «межвластия» в Казахстане, о приходе которого забито все внутреннее информационное пространство, обуславливает более агрессивное поведение России в отношении своих южных партнеров. Безусловно, речь не идет об аннексии территорий, но об активном экономическом проникновении в национальные экономики центральноазиатского региона, а также Казахстана в частности. Взять к примеру факт, что в России собираются принять закон, запрещающий ввоз алкогольной продукции на российскую территорию в размере больше пяти литров. Подобное поведение в свою очередь существенным образом обостряет существующие противоречия между Казахстаном и Россией, как в рамках Таможенного союза, так и на уровне рядовых обывателей. Это как нельзя более точно описывает методы российской внешней политики, которая существенным образом отличается от более «тонких» западных политтехнологий.

На сегодняшний день, Казахстан не имеет ярко выраженных политических противоречий с Москвой и, по сути, является форпостом России в Центральной Азии. Но учитывая проникновение деструктивных элементов в общество страны, а также слабую способность государственного аппарата противостоять таким явлениям как ксенофобия и национализм, религиозный радикализм и др., в совокупности приводят к процветанию подобных настроений в обществе. Примечательно отметить, что общественные настроения Казахстана радикализируются в отношении не только определенных страновых векторов, но всех повсеместно. К тому же, специфика казахстанской реальности демонстрирует, что чем насыщенней политическая активность Казахстана с определенной страной, тем больше негативных тенденций присутствуют в обществе в отношении этой страны. На сегодняшний день, общественные процессы отличаются ростом нетерпимости к России и ее таможенной политике, к Западу как противовесу пророссийским настроениям, государствам ближнего зарубежья как «странам третьего мира». С учетом последних геополитических пертурбаций на пространстве СНГ, а также сугубо внутренних проблем Казахстана, на медиа пространстве появилось интервью президента Назарбаева американскому изданию Bloomberg, в котором Елбасы рассуждает о возможности баллотироваться на очередной срок президентства. По всей видимости, в этом решении главным определяющим фактором является человеческий, т.е. Нурсултан Назарбаев являясь главной сдерживающей все остальные политические силы в Казахстане персоной, не может быть уверенным в сохранении этого баланса в стране после его ухода. То же самое касается и Таможенного союза, интеграционного проекта, вынашиваемого Назарбаевым годами и являющегося одной из главных внешнеполитических инициатив Казахстана со дня его независимости.

Геополитический пасьянс, разложенный Вашингтоном и Москвой в Центральной Азии и на территории всего СНГ в целом, показывает что Казахстан является ключевой страной в регионе, на которую нацелена западная внешняя политика. Потепление отношений Запада и Узбекистана является хорошим тому подтверждением. Иными словами, учитывая откровенно пророссийскую позицию Астаны, вывод войск из Афганистана и военной базы из Кыргызстана, стало веской причиной идти на преждевременную проработку узбекского направления Вашингтоном. С учетом всех современных факторов, на сегодняшний день необходимо понимать, что Узбекистан — единственное государство в Центральной Азии, способное обеспечить конкуренцию на различных уровнях, стремительно набирающему вес на международной арене, Казахстану. Безусловно, в современных условиях Казахстан не сможет в одиночку противостоять внешним поползновениям, а политика Москвы в отношении своего южного соседа и буфера от прямых внешних угроз порой не совсем понятна. Ясно одно, что с момента вспыхивания ситуации на Украине, удержание Таможенного союза в своей целостной структуре будет проверка на прочность не только Казахстану, но России в первую очередь.

Аналитический отдел «Prudent Solutions»

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s