Казахстан: новый УК и борьба с коррупцией

За последний месяц, события в Казахстане были ознаменованы принятием нового Уголовного Кодекса страны, а также вопросами преследования опальных политиков, пребывающих за рубежом и обвиняемых в крупных преступлениях у себя на родине. Сравнительно низкая активность внутриполитических процессов, по всей видимости, объясняется летним периодом отпусков, а принятие Уголовного кодекса страны необходимо рассчитывать главной задачей госаппарата перед отдыхом.

Новая версия Уголовного Кодекса РК (УК), подписанная президентом Назарбаевым 3 июля 2014 г., носит довольно амбивалентный характер, предусматривающая как ужесточение наказания, так и послабления уголовно-процессуального преследования по отдельным вопросам. Сама же политика в отношении правонарушителей строится на более гуманном отношении принятым УК, что объясняется введением нового понятия как уголовный проступок. Отметим, что обвиняемый и осужденный по совершению уголовного проступка не будет считаться судимым, что дает ему больше свободы в дальнейшем, а мера пресечения будет ограничиваться штрафами, исправительными работами и арестом. Другими словами, преступления легкой и средней тяжести, которые имеют место быть в действующем УК и за которые не предусматривается лишение свободы, в новой версии именуются как уголовный проступок. К тому же, в отличие от действующего УК, смягчены наказания по преступлениям совершенными несовершеннолетними, престарелыми и женщинами. Это во многом также перекликается с нововведениями, касающихся освобождения от уголовной ответственности в случае сотрудничества со следствием и выполнении условий процессуального соглашения. Второй случай предусматривает лишение уголовной ответственности при установлении поручительства.

Между тем, несмотря на более гуманное представление властей о законодательной политики в отношении наказания уголовных деяний, в новом документе ужесточены статьи в отношении терроризма и религиозного экстремизма. Не секрет, что Казахстан, переживший серию терактов в последние несколько лет, очень щепетильно относится к подобным вопросам и ставит их во главу обеспечения внутренней стабильности, национальной и общественной безопасности. Законодательные трансформации протекают в условиях активной работы эмиссаров и проповедников различных религиозных течений и сект с населением страны. Правительство намерено поступательно идти на установление контроля в этой области над религиозными процессами в стране. Согласно информации госведомств регистрация, проведенная в 2012 г. в отношении религиозных организаций по новым условиям, показала их численное сокращение, а также определенное ужесточение госаппаратом своих подходов в религиозной сфере. Так, из более чем 4500 религиозных организаций, лицензию на продолжение религиозной деятельности получили лишь 3088 объединений, что в процентном соотношении является 32% от числа ранее зарегистрированных. Однако другой ракурс вопроса позволяет говорить о том, что религиозные объединения избирают иную тактику своей деятельности и уходят в «подполье». К тому же, известны случаи их маскировки под различные реабилитационные организации, работающие с неблагополучной частью населения и проводящих прямую вербовку на встречах. Экспертами отмечается, что наибольшая концентрация религиозных организаций приходится на юг страны, большинство которых мусульманские. Низкая способность властей превентивно влиять на их предсказуемость, а также отсутствие реальных контрмер, оставляют большое пространство для маневров религиозным эмиссарам, а их подходы имеют тенденцию к постепенной радикализации своих прихожан. Активное участие выходцев из Казахстана и Кыргызстана в боевых действиях на Ближнем Востоке тому подтверждение.

В целом же, эти статьи нового УК гармонично дополняются другими документами, как к примеру стратегия развития «Казахстан 2050», законами «О религии» и государственной программой «По противодействию религиозному экстремизму и терроризму в Республике Казахстан на 2013-2017гг.».

Довольно интересно с точки зрения их дальнейшей судьбы выглядят антикоррупционные инициативы государства. Власти Казахстана продолжают борьбу с мздоимством и превышением служебных полномочий путем мотивирования вовлечения общественности в этот процесс. Теперь, вознаграждения за информацию о вымогательстве взятки планируется увеличить, а сам размер вознаграждения будет зависеть от размера запрашиваемой суммы коррупционером. Выплата денежной суммы осуществляется после доказательства виновности недобросовестного служащего. Так, за информацию о фактах вымогательства и проявлениях коррупции по административным делам заявитель может получить до тридцати месячных расчетных показателей, с учетом того что в 2014 г. этот расчетный показатель находится на уровне 1852 тенге/мес., сумма вознаграждения составляет 55 560 тенге. В случае квалифицирования правонарушения в качестве уголовного дела, ставки также меняются: доказательство преступления незначительной тяжести приравнивается 40 мрп; средней тяжести – 50 мрп; преступления с отягчающими обстоятельствами и особо тяжкие коррупционные преступления будут стоить 70 мрп и 100 мрп соответственно. Безусловно, подключение общественности как заинтересованной стороны в отсутствии недобросовестного отношения со стороны госслужащих, по сути, является логической контрмерой руководства страны проявлениям коррупции. Тем не менее, критическим моментом остается их реализация в соответствии с первоначальным замыслом. Другими словами, превращение этих мероприятий в очередной инструмент власть имущих по достижению своих интересов в кадровой сфере рассматривается как один из главных рисков.

Между тем, не до конца понятны перекрещение выше описанных мер по противодействию коррупции с новыми поправками в УК РК. Наказание за экономические преступления, как к примеру растрата государственного имущества, планируется смягчить и недобросовестные чиновники имеют шанс избежать серьезного наказания при условии возврата всех украденных средств. Т.е. с одной стороны либерализация и гуманизм законодательных реформ обращают борьбу с коррупцией в некое снисходительное отношение государства к правонарушителям, что в свою очередь призывает совершивших неправомерные деяния добровольно осознать свою вину и облегчить себе участь. Рассматривая же ситуацию с другой стороны, особых мотивов у коррупционеров для чистосердечного признания – нет. И при таком развитии, логично полагать, что недобросовестные чиновники предпочтут продолжать мздоимство с надеждой, что по новым законам серьезного наказания они не понесут. Антикоррупционная политика поощряет выявление коррупционных преступлений, но в то же время оставляет некую лазейку и тем самым снижает эффективность своих же действий. Несмотря на всю противоречивость ситуации, развитие событий, как представляется, покажет все сильные и слабые моменты государственных подходов.

Говоря об антикоррупционной политике Казахстана, нельзя обойти стороной судьбу опальных политиков: Рахата Алиева, Мухтара Аблязова и Виктора Храпунова, находящихся за рубежом и обвиняемых в тяжких преступлениях казахстанским правосудием. Главным «врагом» Казахстана заочно именуется бывший зять президента Назарбаева Рахат Алиев, который в начале июня был арестован австрийской полицией. Казахстанским судом Алиев заочно приговорен к 40 годам лишения свободы по обвинению в похищении, пытках, убийстве топ-менеджеров Нурбанка Жолдаса Тимралиева и Айбара Хасенова в 2007, создании преступной группировки, а также в подготовке государственного переворота. Бегство Рахата Алиева по Европе продолжалось с 2007 г. и политик сумел переменить не одну страну своего пребывания. Это, тем не менее, не мешало ему заниматься бизнесом в Австрии. Австрийские власти, расследуя дело Алиева, пришли к ряду умозаключений в отношении некоторых австрийских политиков и госчиновников, оказывавших незаконно поддержку Рахату Алиеву в оказании определенных государственных услуг. Под подозрение пали министр внутренних дел Штрассер, члены Народной партии в помощи выдачи вида на жительство, а также западные спецслужбы с которыми Алиев якобы сотрудничал в бытность послом в Австрии и «сливал» информацию о Казахстане по принципу «услуга за услугу».

На сегодняшний день, Рахат Алиев содержится в австрийском СИЗО, а до конца месяца власти обязаны предъявить свои обвинения. Вена стоит перед выбором: экстрадировать Алиева в Казахстан, где совершена основная часть преступлений экс-зятем; либо самой вести все процессы и не высылать оппозиционера на родину. Прецеденты такого поворота событий уже были несколько лет назад, когда австрийские власти отказывались от его экстрадиции, опасаясь на то, что «объективного суда в Казахстане Алиеву предоставлено не будет». Каким образом дело будет решено сейчас остается большим вопросом. Принимая во внимание тот факт, что Вена, Берлин и Мальта имеют собственный интерес в выяснении обстоятельств как сотрудничества с представителями официальных властей, а также по поводу чистоты ведения бизнеса в Европе, то вполне возможно, что и в этот раз опальный политик останется в Европе. Напомним, что мальтийский суд также имеет свои претензии к Алиеву, заморозив активы Алиева и его жены, а также запретив совершать какие-либо операции с движимым и недвижимым имуществом до выяснения обстоятельств.

Аналогичная ситуация наблюдается и в отношении бывшего банкира Мухтара Аблязова, обвиняемого в хищении 6 млрд. долл. США, который находится во французской тюрьме. Обвинения, выдвигаемые казахстанскими органами юстиции практически такие же как и Рахату Алиеву: хищения в особо крупном размере, организация госпереворота, признание его партии как экстремистской, а его соответственно ответственным за создание оной и т.д. Содержится Аблязов из-за подозрений на покушение на свою жизнь в одиночной камере. Французский суд также стоит перед дилеммой относительно экстрадиции Аблязова, но в этом случае свои претензии помимо Астаны выдвигают Москва и Киев, где вел бизнес экс-банкир после своего отъезда из Казахстана.

Казахстанские власти и лично президент придают делам преследования опальных политиков приоритет государственной важности, ставя на кон внешнеполитический имидж страны, правового государства, а также демонстрируя щепетильное отношение к своим ущемленным интересам. Безусловно, говорить лишь о государственных интересах в силу современных условий политического режима не имеет смысла, т.к. личные счеты президента Назарбаева играют основную скрипку в этих процессах. Наступательная политика госаппарата в вопросе преследования Алиева и Аблязова имеют нечто общее с шахматной партией, в которой убегающим фигурам рано или поздно поставят мат. Огромные материальные ресурсы Казахстана, а также инструменты влияния на европейских коллег по энергетическим вопросам и степени присутствия на казахстанском рынке также несоизмеримы с потенциалом и арсеналом беглых политиков. В этой связи, необходимо полагать, что хорошая материальная база и личный интерес главы государства обеспечивают успех Астане в этом вопросе. К тому же, неудачные примеры Аблязова и Алиева будут играть роль эмоционального прессинга на Виктора Храпунова, проживающего в Швейцарии и обвиняемого Астаной в хищении 300 млн. долл. США. Запрос на экстрадицию Храпунова также был выслан швейцарским властям, однако дальнейшая судьба Алиева и Аблязова станут главным показателем для его действий в ближайшем будущем. Очевидно, что Астана от своего участия в преследовании Храпунова не откажется ни при каких обстоятельств.

В этой связи, в краткосрочной перспективе власти Казахстана в отношении законодательных реформ, по всей видимости, будут нацелены на гармонизацию нововведений с действующим законодательством, а также на их адаптацию к современным условиям. Что же касается беглых «врагов государства», Астана концентрирует свои усилия на их экстрадицию в Казахстан, что в свою очередь будет отражаться на ее диалоге с западными партнерами и, быть может, предоставлении неких преференций Австрии, Франции и Швейцарии в случае достижения своих целей.

Аналитический департамент «Prudent Solutions»

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s