4 Съезд лидеров мировых и традиционных религий в Астане

30-31 мая 2012

Казахстан, во исполнение своих курсов внешней и внутренней политики предпринимает все шаги для укрепления своего участия в региональных процессах. Причем в достижении этой цели, казахстанское руководство использует разные методы и подходы, которые в своем большинстве отражаются на различных сферах жизнедеятельности: от военно-политического до религиозно-образовательного среза сотрудничества с третьими сторонами. На сегодняшний день, Казахстан пробует себя в качестве площадки для религиозного диалога, для чего были приглашены 87 делегаций из 40 стран мира для принятия участия в IV Съезде мировых и традиционных религий.

По своему посылу, Съезд призван консолидировать подходы религий, в первую очередь распространенных в Казахстане, в единое русло, которое звучит как «Мир и согласие как выбор человечества». К тому же, отвечает напрямую реализации инициативы Назарбаева в создании Совета религиозных лидеров.   Бесспорно, что логичным следствием такого рода мероприятия могли бы быть некая трансформация и адаптация принятых на Съезде, либо определенных заранее принципов на национальном уровне. К тому же, один только взгляд на религиозную ситуацию в Казахстане позволяет говорить о том, что проблемы существуют. Взять хотя бы к примеру серию террористических акций, проведенных в различных городах страны в один временной отрезок. Причем их системность и непредсказуемость сводят на нет все усилия компетентных в этой сфере ведомств, богословов и теологов, а также других органов косвенно причастных к религиозной сфере жизнедеятельности. Из чего следует, что государство как таковое, с его имеющимся потенциалом не способно самостоятельно решить проблемы, затрагивающие религиозные слои общества. Низкий уровень осведомленности, как верующего общества, так и отдельно взятых богословов относительно догматических принципов той или иной религии, приводит к росту радикальных настроенных элементов, которые в последствии, используя Казахстан как свою платформу пытаются распространять свое влияние на соседние страны (Кыргызстан к примеру). Однако не вдаваясь в риторику общих проблем, рассмотрим подробнее внешнеполитический срез духовно-религиозных инициатив Казахстана.

Продолжающийся кризис в странах мусульманского мира, по своей сути, очертил новые грани политического противостояния, где помимо правящей власти и оппозиционных сил, иностранного вмешательства, встал вопрос о причастности тех или иных сил к различным религиям, либо конфессиям (Йемен, Сирия, Египет). Следовательно, в условиях высокого уровня вовлечения религии в общественные процессы, политическая проблематика обретает религиозный окрас и наоборот. К тому же, казалось бы, крайне деликатный характер проблем связанных с религиозными противоречиями уступает место прямым обвинениям и оскорблениям в адрес друг друга (публичное сожжение святых книг к примеру). В Центральной Азии, а также Казахстане в частности, политические процессы имеют схожую специфику со странами арабского мира, с единственной лишь разницей, что религиозные институты еще не принимают открытого политического участия в общественных процессах. Но судя по наличию широкой сети различных религиозных течений в Казахстане, а также их активной работы с населением по привлечению новых членов в свои ряды, вопрос их перехода от скрытой активности к возможности в открытую влиять на ход событий в стране, остается лишь делом времени. Вовлеченность Казахстана в мировые и региональные процессы, выделяющее страну из общего числа стран СНГ, усиливает внимание и активизацию внешних сил. Причем, сегодня приходится осознавать, что все религиозные институты, находящиеся в Казахстане, а также Центральной Азии в целом, являются проводниками международных сил в регионе, представляя собой своего рода инструмент или ресурс в международной политике. Причем довольно действенный. Но заинтересованность в этом ресурсе таких стран как Россия, Турция, Саудовская Аравия, США, Израиль, Египет, ЕС, Южная Корея и др. осложняют положение дел на национальном уровне в разы. Кроме того, приезд в Казахстан лидеров мировых религий, конфессий, а также тех или иных течений подразумевает в целом более плотную работу с их последователями в Казахстане. Исходя из целей и задач конференции, разумным было бы полагать, что от религиозных лидеров ждут своего рода миротворческих шагов и призвание к диалогу всех существующих в стране мусульманских, христианских, католических, иудейских и других общин. Однако, такой подход к рассмотрению любого рода проблематики кажется весьма идеалистичным и утопичным одновременно. Определенная доля риска того, что реакционные силы различных стран, чьи интересы распространяются на развитие своей сети религиозных представительств, будут далеки от ожидаемого поведения, все-таки существует.

Между тем, президент Назарбаев в своем выступлении на Съезде выразил свое видение сложившейся ситуации в стране и, высказался в защиту ислама. Безусловно, это объясняется прежде всего тем, что в Казахстане превалирующее число верующих – мусульмане. Из 4221 религиозного объединения, зарегистрированных по состоянию на начало 2011 г. в Казахстане, 2506 являются мусульманскими, 1261 – протестантские, 292 – православные, 84 относятся к Римской католической церкви, 28 иудейских и 50 нетрадиционных религий. Но с другой стороны, это может быть расценено как реверанс в сторону исламского мира и созданию некой модели противовеса широкой интеграции с Россией.

То есть, Астана, будучи приверженной договоренностям по масштабному сближению с Россией и Белоруссией, не намерена терять свой ближневосточный вектор политико-экономического сотрудничества. К тому же, казахстанское руководство известное своей прагматичностью, по всей видимости, имеет альтернативный план по диверсификации своих экономических интересов. Религиозный фактор при этом, играет, несомненно, одну из важных ролей. Владимир Путин накануне своих президентских выборов обещал масштабную поддержку Православной церкви, которая, в принципе, будет распространяться за пределы России и в данном случае, Казахстан не является исключением. Однако нельзя сбрасывать со счетов, что мусульманская и основная часть общества будет тяготеть в силу своих взглядов к сотрудничеству с Востоком. С другой стороны, подобный сценарий выгоден своей долгосрочностью и может быть задействован в случае возможных политико-экономических противоречий Астаны с Москвой. Но задаваясь вопросом насколько внутренний фактор преобладает над внешним, рационального ответа в силу многокомпонентности национальной специфики быть пока не может.

Тем не менее, прошедший Съезд в Астане рассматривается событием сугубо политическим, которое несмотря на высокую представительность, существенно не изменит сложившийся баланс в религиозной сфере на национальном уровне. Более того, в свете признания казахстанским руководством доминирующей роли ислама в обществе и необходимости внедрения новых подходов, по нашему мнению, интерес к мусульманским ценностям в Казахстане будет только возрастать. К тому же, внешнеполитические инициативы, проработанные властями в рамках председательства в Организации исламского сотрудничества, будут укреплять развитие религиозно-образовательных программ в стране. Без сомнения, это во многом поспособствует оздоровлению религиозного климата в стране, с последующим снижением влияния радикально настроенных элементов на общественные процессы.

Аналитический отдел «Prudent Solutions»

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s