Визит президента Узбекистана Ш. Мирзияева в Астану

Молдобаев Атай.

22-23 марта  2017 года состоялся государственный визит Шавката Мирзияева в качестве президента Узбекистана. Этот визит во многом стал знаковым не только для двух стран, находящихся в довольно непростой геополитической конфигурации и разными внешнеполитическими приоритетами, но также и для геополитических игроков, активно продвигающих свои интересы в Центральной Азии.

Затрагивая климат самой встречи президентов двух крупнейших стран региона, то необходимо отметить его позитивный настрой на сотрудничество, развитие двусторонних отношений в различных сферах жизнедеятельности. В преддверии визита в Казахстан в эксклюзивном интервью информагентству «Казинформ» узбекский президент охарактеризовал новую политику Узбекистана, как нацеленную на поиск разумных компромиссов в отношениях со странами регионе, а не уклоняющуюся от острых вопросов. Во многом, это дает основания быть уверенными в том, что тон переговоров был задан задолго до самого визита. Поездка Назарбаева на похороны первого президента Узбекистана Ислама Каримова стала также своего рода показателем уважительного отношения к своему южному соседу, совершенные несколько визитов министра иностранных дел РК, первого вице-премьера РК Аскара Мамина и др. подтвердили готовность сторон к углублению двустороннего взаимодействия.

В ходе переговоров было отмечено, что с приходом к власти Ш. Мирзияева сотрудничество Узбекистана и Казахстана заметно возросло: торговля выросла на 30%, в Казахстане работают около 800 компаний с узбекским капиталом, проходящий в Астане бизнес-форум 250 предпринимателей из двух стран повышает уровень экономического сближения. Было особо отмечено, что увеличивающееся число транспортного сообщения (в преддверии визита был запущен скоростной поезд по маршруту Астана – Ташкент; введены дополнительные два авиарейса из Астаны в Ташкент) также способствует не только перемещению товаров и услуг, но снятию барьеров между странами. В этих целях стороны договорились построить еще 2 КПП на государственной границе, а три существующих перевести на круглосуточный режим работы.

В целом же, президенты отметили высокий уровень понимания, назвали этот визит историческим, а подписанный пакет документов по итогам встречи Назарбаева и Мирзияева полностью отражает настрой двух стран:

  • Совместная декларация о дальнейшем углублении стратегического партнерства и укреплении добрососедства между Республикой Казахстан и Республикой Узбекистан;
  • Соглашение между Правительством Республики Казахстан и Правительством Республики Узбекистан о межрегиональном сотрудничестве;
  • Стратегия экономического сотрудничества между Правительством Республики Казахстан и Правительством Республики Узбекистан на 2017-2019 годы;
  • Протокол о внесении изменений и дополнений в Соглашение между Правительством Республики Казахстан и Правительством Республики Узбекистан об избежании двойного налогообложения доходов и имущества;
  • Протокол о внесении изменений и дополнений в Соглашение между Правительством Республики Узбекистан и Правительством Республики Казахстан о международном автомобильном сообщении от 20 марта 2006 года;
  • Программа сотрудничества между Министерством иностранных дел Республики Казахстан и Министерством иностранных дел Республики Узбекистан на 2017-2018 годы;
  • Соглашение между Министерством обороны Республики Казахстан и Министерством обороны Республики Узбекистан о военном сотрудничестве.

Между тем, необходимо понимать, что региональный эффект встречи в Астане намного интересней для анализа и прогнозирования, так как вскрывает пласт некоторых щепетильных вопросов в региональной политике.

Нацеленные на протяжении двадцати с лишним лет на региональное лидерство Казахстан и Узбекистан, лишаясь негласного соперничества в регионе и начиная взаимодействие с «чистого листа»  потенциально могут перекрыть необходимость в остальных рынках ЦА. В ходе бизнес-форума, проходившего на фоне встречи президентов, была озвучена возможность совместной целенаправленной работы, ориентированной на заполнение части китайского и российского рынков. Необходимо добавить, что в рамках первого визита Президента Узбекистана Шавката Мирзияева подписано 92 соглашения между бизнесом Казахстана и Узбекистана на сумму более 840 млн долларов, на бизнес-форуме ожидалось подписание десяти документов стоимостью 97 млн долларов. Возможным примером для подобного тезиса является довольно частые проблемы импорта Казахстаном сельскохозяйственной продукции из Кыргызстана, якобы не соответствующие фитосанитарным нормам ЕАЭС сельскохозяйственные продукты возвращаются в Кыргызстан. Безусловно, этот вакуум без проблем может быть заполнен продукцией из Узбекистана, учитывая размер узбекской сельскохозяйственной индустрии. Тем не менее, это пока остается на уровне предположений.

Не обошлось и в этот раз без подтверждения ранее озвученных Казахстаном и Узбекистаном позиций по управлению водно-энергетическими ресурсами региона. Назарбаев отметил следующее «мы с полным пониманием относимся к нашим братским соседям, к их желанию использовать воду. И мы готовы в этом принимать участие, но без ущерба для всех других стран, находящихся в нижнем течении этих рек», намекая на вопрос строительства крупных ГЭС в Кыргызстане и Таджикистане, в верховьях рек Сырдарья и Амударья. В свою очередь узбекский президент Мирзияев отметил достигнутое с Назарбаевым решение о целесообразности принятия Конвенций ООН для рационального и эффективного управления водными ресурсами Центральной Азии, окончательно расставив тем самым все точки над «I». Из этого следует полагать, что дальнейшее развитие гидроэнергетического потенциала и проектов экспорта электроэнергии в Южную Азию не будет находить должной поддержки в Ташкенте и Астане. Мирзияев, по всей видимости, не желает прерывать сложившуюся  практику с Афганистаном, который со времен выхода Узбекистана из единого энергокольца ЦА покупает узбекское электричество по самым высоким ценам и в неограниченном количестве. Таким образом, интересы Ташкента заключаются не только в поддержании водного дисбаланса, но также и зачаточного состояния гидроэнергетической отрасли в Кыргызстане и Таджикистане. На сегодня проблема строительства ГЭС усложняется вовлечением новых крупных геополитических игроков, заинтересованных в сотрудничестве с Кыргызстаном и Таджикистаном, однако развитие гидроэнергетики не является их конечной целью, а скорее промежуточной. Речь идет о Китае, Саудовской Аравии, Иране, Турции, которые стремятся к укреплению своих позиций для последующего экспорта своих культурно-религиозных продуктов и человеческих ресурсов. И учитывая эту тенденцию, Узбекистан и Казахстан находятся в более сложном положении, что будет требовать реальных мер воздействия на страны верховья, следовательно, градус межгосударственных отношений вполне возможно будет повышаться в силу обращения Узбекистана к прежним рычагам воздействия: транспортная блокада, топливно-энергетические перебои, пограничные препоны и др. Потенциально это возможно ввиду того, что обе верхние страны не намерены отказываться от спроектированных проектов строительства в пользу менее затратных и менее грандиозных ГЭС, которые могли бы стать выходом из ситуации. Тот факт, что стороны подтвердили важность Международного фонда по спасению Арала в качестве ключевой платформы для решения вопросов на фоне приостановления своего членства Кыргызстаном, который заявил об одностороннем характере работы МФСА в пользу нижних стран, доказывает еще раз тупиковость водно-энергетического вопроса в регионе.

Узбекистан между тем остается в своей внешнеполитической колее: без присоединения к каким-либо политическим блокам и организациям, коими являются ОДКБ и ЕАЭС. Несмотря на то, что первая могла бы частично взять на себя вопросы обеспечения региональной безопасности, Ташкент намерен решать эти вопросы напрямую со странами региона в двустороннем формате, либо в рамках ШОС и СНГ. Вопросы обеспечения безопасности от угроз, исходящих от соседнего Афганистана также стали предметом разговора, однако они лишь подчеркивают главную роль Узбекистана в этом направлении.

В целом же, итоги визита отличаются своей прагматичностью: страны намерены сотрудничать и развивать свой товарооборот, национальные интересы остаются доминирующими несмотря на политическую эйфорию в Узбекистане после смены власти. Страны выбирают наиболее легкий и выгодный путь, основывающийся на экономическом аспекте, политическому взаимодействию отводится лишь сопровождающая роль. На сегодня явных предпосылок для полномасштабного изменения формата сотрудничества в регионе с участием Узбекистана мало, центральноазиатские партнеры Ташкента равно как и экспертное сообщество теряются в предположениях каким может быть курс официальных узбекских властей. В этой связи необходим дальнейший анализ региональной политики Узбекистана, предстоящих встреч с российским руководством, а также других факторов. 

Атай Молдобаев, заместитель директора аналитического центра «Разумные Решения»,

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s