Некоторые аспекты водно-энергетических ресурсов в Центральной Азии

Усубалиев Эсен

3 мая 2007

После распада СССР многие природные ресурсы оказались по разную сторону границ, и надо заново определять правила их использования. Если нефть и газ стали конкретно чьими-то и продаются по мировым ценам, то вода – один из ценнейших ресурсов в Центральной Азии – продолжает оставаться бесплатным. Однако суть заключается не только в этом. Стоит отметить, что проблемы водно-энергетических ресурсов, водопользования и вододеления имеют многоплановый характер.

Это, во-первых, нерешенность вопросов оплаты за спускаемую воду с водохранилищ Кыргызстана и Таджикистана, как основных обладателей водных ресурсов Центральной Азии, в весенне-летний период, представляют прямую угрозу экономической безопасности упомянутых стран. А нехватка средств, по этой причине, на поддержание безопасного состояния плотин и водохранилищ может привести к громадной экологической катастрофе в Центральной Азии – есть риск затопления чуть ли не половины равнинной части Ферганской долины. Во-вторых, рост населения в Ферганской долине, увеличение  обрабатываемой земли под хлопковые и табачные плантации и проблема нехватки орошаемых земель здесь усугубляется территориальными спорами между Кыргызстаном, Узбекистаном и Таджикистаном. События последних десятилетий свидетельствуют о том, что проблемы с поливной водой не являются только хозяйственными, они могут вызвать межнациональную напряженность и вылиться в конфликт. И, в-третьих, с каждым годом вопросы использования водных ресурсов все более и более политизируются. Становится очевидным, что эта проблема приобретает больше политический, нежели экономический характер и каждая страна региона будет стремиться, любым способом закрепить за собой возможность осуществлять контроль над распределением воды.

Гидроэнергоузлы Кыргызстана и Таджикистана, регулирующие режим подачи воды, в настоящее время работают больше на соседей – Казахстан и Узбекистан. «Если они будут работать в энергетическом, а не ирригационном режиме, то есть основная сработка водохранилищ будет проходить не летом, а зимой, Кыргызстан и Таджикистан получат существенный прирост производства электроэнергии». Летняя сработка водохранилищ невыгодна для Кыргызстана и Таджикистана, но выгодна соседям – Узбекистану и Казахстану, которые продолжают получать около 80% воды, формирующейся на территории своих соседей практически бесплатно. Экономики Кыргызстана и Таджикистана теряют из-за этого большие средства, производя электроэнергию и осуществляя спуск воды в ущерб самим себе.

1-4 июля 1997 г. в Иссык-Кульском районе состоялась заседание рабочих представителей водно-энергетических комплексов Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана по вопросам эффективного использования водных ресурсов Нарын-Сырдарьинского каскада водохранилищ. И несмотря на подтвержение всеми участниками права Кыргызстана и Таджикистана на компенсацию большого ущерба, который несут оба государства из-за содержания и эксплуатирования только своими силами построенные на их территории межгосударственные крупные гидроузлы, до сих пор правительства Кыргызстана и Таджикистана не получили ни какой компенсации. Такое несправедливое отношение к естественному праву двух самых слабых в экономическом отношении государств Центральной Азии со стороны более сильных соседей порождает напряженность между странами региона и не способствует установлению стабильности в регионе.

Вопросы водопользования и вододеления, в связке с территориальными проблемами, особо остро отражаются на состоянии межнациональных отношений в Центральноазиатском регионе, вызывая многочисленные конфликты на этой почве. Особенностью этих конфликтов является их межэтнический характер, что связано, в первую очередь, со столкновением различных культурно-хозяйственных типов, носителями которых являются представители разных этносов. Наглядным свидетельством сказанному является «конфликт вокруг раздела воды и земли в Шаартузском, Кабодиенском, Пянджском районах Юга Таджикистана между полукочевыми арабами и узбеками, с одной стороны, и земледельцами – каратегинскими таджиками – с другой». Этот конфликт открыл наиболее кровавую страницу гражданской войны в Таджикистане 1992-93гг. Однако аналогичные конфликты, которые разворачиваются в приграничных зонах, особенно в Ферганской долине, обладают значительно большим  разрушительным потенциалом.

Этнические конфликты в Ферганской долине во многом были и остаются связанными с водой или недостатком поливных земель. Так, поводом серьезнейших политических разногласий между двумя соседними республиками, стал конфликт между таджиками Исфаранского района Ленинабадской области Таджикистана и кыргызами Баткенского района Ошской области Кыргызской Республики в 1998 г. Конфликт пошел на убыль только после того, как силами местного самоуправления были созданы совместные «дружины» по контролю над водораспределением.

Конфликтный потенциал будет возрастать по мере массового расширения площадей ирригации хлопковой монокультуры и роста населения в Ферганской долине. По ряду данных статистических исследований, за 1996-98 гг. численность узбеков возросла на 104.9%, таджиков – 103.8%, кыргызов – 103.3%, казахов – 102.4%. «Население Узбекистана и Таджикистана фактически удваивается каждые 30 лет, тогда как население Кыргызстана – через 43 года, а Казахстана – через 81 год. А тот факт, что узбеки и таджики являются основными представителями оседло-земледельческой культуры, и, следовательно, будет возрастать орошаемая площадь земель, указывает на возникновение неминуемых споров и конфликтов вокруг вододеления в Ферганской долине». И пока государства Центральной Азии не нашли адекватных ответов и способов решения этих проблем. Единственное, и главное препятствие на пути справедливого решения проблем водопользования лежит в определении и признании статуса водотоков странами региона, с учетом экономической пользы для стран основных обладателей водных ресурсов и решении спорных участков границ.

Совершенно очевидно, что проблема рационального и выгодного использования водно-энергетических ресурсов для Кыргызстана и Таджикистана имеет стратегическое значение, как стран где формируются основные водные источники региона и как стран, обеспечивающих этим драгоценным ресурсом водно-дефицитные страны Центральной Азии. Проблема довольно сложная и острая, до сих пор ни Кыргызстан, ни Таджикистан четко не определились в своих позициях, как внутреннего свойства, так и межгосударственного характера, обладая единственным природным богатством, который может давать экономические выгоды государствам на уровне углеводородных ресурсов, а не в ущерб своих национальных интересов. Это естественным образом негативно отражается на социально-экономическом и экологическом состоянии государств, на международных отношениях между сопредельными странами, которые не имеют опыта в разрешении и урегулировании спорных вопросов, включая взаимовыгодное распределение водными ресурсами.

В странах Центральной Азии с недостаточным водным потенциалом «за последние 15 лет наблюдается тенденция сокращения естественных поверхностных вод. При этом необходимо учитывать то, что по экспертным оценкам «остаточные нефтегазовые запасы Узбекистана рассчитаны на 30 лет, Казахстана на 70 лет и, эти страны в перспективе будут нуждаться не только в воде, но и в углеводородах, в то время, когда Кыргызстан и Таджикистан обладают вечными запасами пресной высококачественной воды (высокогорные ледники)».

В настоящее время, практически отсутствуют какие-либо сведения по законодательному обеспечению распределения водных ресурсов Таджикистана в контексте продажи воды как товара соседним государствам. Зато несколько иное положение вопросов водопользования, в политической и экономической жизни государства, отмечается в Кыргызстане.

Для цивилизованного решения проблем распределения водных ресурсов необходимо создание правовой базы. Одним из шагов к этому стал Указ Президента Кыргызской Республики «Об основах внешней политики Кыргызской Республики в области использования водных ресурсов рек, формирующихся в Кыргызстане и вытекающих на территории сопредельных государств» от 6 октября 1997 года. В указе, в частности, говорится, что «Кыргызская республика исходит из того, что каждое государство имеет право в пределах своей территории использовать водные ресурсы с целью получения максимальных выгод. Вопросы подачи воды, регулирования стока рек и платности использования водопользования или распределения выгоды от использования водных ресурсов являются предметом межгосударственных переговоров». 

Однако соседним государствам позиция Кыргызстана рассматривается как «опасная тенденция» и проявление «сепаратизма» и, тем самым, предпринимаются попытки решать проблему с фокусом на совместные усилия с ущемлением  интересов Кыргызстана, а не на взаимоприемлемые подходы и варианты с учетом прерогативы Кыргызстана в этом вопросе.

До настоящего времени Кыргызстан был вынужден идти на определенные уступки Узбекистану и Казахстану, поставляя свои гидроресурсы в предусмотренные сроки и в необходимых количествах, при этом не получая за это никаких компенсационных выплат. Более того, Казахстан и Узбекистан постоянно не выполняют, взятые на себя обязательства по встречным поставкам энергоносителей. Так в 1999-2001 гг. это привело в осенне-зимний период  к кризисной ситуации в энергоснабжении республики и нанесло Кыргызстану большой материальный ущерб (который необходимо еще определить). Сложившееся на сегодня положение дел устраивает Казахстан и Узбекистан, которые путем создания различных комиссий – Межгосударственной Координационной Водной Комиссии (МКВК) и др. – пытаются  взять под контроль подачу воды в свои регионы. А вопросы материального возмещения Кыргызской Республике за использование ее гидросооружений, а также подачу воды вызывают, как уже говорилось, негативную реакцию. Таким образом, Казахстан и Узбекистан пытаются вовлечь Кыргызстан в многосторонний формат решения данной проблемы через создание надгосударственных институтов, т.е. любым способом закрепить за собой возможность участвовать в распределении кыргызстанских водных ресурсов. Оппоненты Кыргызстана по водным вопросам, объясняют свою политику, прежде всего тем, что на основе подписанного 18 февраля 1992 г. в Алма-Ате соглашения между Республикой Казахстан, Республикой Кыргызстан, Республикой Таджикистан, Республикой Туркменистан и Республикой Узбекистан о сотрудничестве в сфере совместного управления использованием и охраной всех водных ресурсов региона, было закреплено следующее положение: «Признавая общность и единство водных ресурсов региона, стороны обладают одинаковыми правами на пользование и ответственность за обеспечение их рационального использования и охрану».

Скажем прямо, эта статья в руках соседних государств является козырной картой, открывающей им неограниченные неконституционные права для контроля над водными ресурсами Кыргызстана. Следует отметить, что это соглашение было подписано министром  водного хозяйства Кыргызстана, а он не имел полномочий подписывать подобного рода документы, тем более что это соглашение не ратифицировано парламентом и,  значит, не имеет законной силы. Но это не останавливает Казахстан и Узбекистан. Выше упомянутая Межгосударственная Координационная Водная Комиссия, органы которой размещены в Ташкенте и не признанная ни Кыргызстаном, ни Таджикистаном, продолжает свою работу. И по замыслу создателей будет устанавливать лимиты для государств на пользование водными ресурсами. А также определяет, как ни странно, крайне низкий уровень питьевого и коммунального водоснабжения на душу населения Кыргызстана по сравнению с соседними государствами.

«Уровень питьевого и коммунального водоснабжения  в Центральноазиатском регионе в 2010 году на 1 человека составит:

Казахстан – 540 л/сут.;

Кыргызстан – 137 л/сут.;

Таджикистан 621 л/сут.;

Туркменистан – 592 л/сут.;

Узбекистан – 525 л/сут.;».

Такие «решения» МКВК рассматриваются Кыргызстаном как антиконституционные, ее исполнительные органы не одобрены ни Президентом, ни Правительством, ни Парламентом Кыргызской Республики. Такая водохозяйственная структура, действующая над государствами, противоречит международной практике.

Урегулирование водных отношений с сопредельными странами представляется очень важным с точки зрения политической, экономической и экологической безопасности Кыргызстана. Это вопрос должен быть тесно увязан в комплексе стабильности как внутри государства, так и во внешних сношениях. Что предусматривает не только сохранение необходимого водного баланса трансграничных рек, водоемов, плотин, выработки общей позиции в их совместном использовании и охране, но и в предотвращении загрязнения и истощения водных ресурсов, в поддержании и усилении безопасности гидросооружений на территории Кыргызской Республики, которые за многолетнее использование не подвергались реконструкции, что в условиях высокой сейсмичности или возможных диверсий могут быть катострафическими и для Кыргызстана и его соседей.

Усубалиев Эсен, к.и.н., директор аналитического центра «Разумные Решения»

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s