Запад нацелен на укрепление сотрудничества с Казахстаном

Обзор событий. Февраль 2012 г.

Казахстанское руководство, занятое после проведения парламентских выборов в Мажилис и корректировкой курса внутренней политики, выходит на новый этап, связанный в основном с нововведениями во внешней политике. Запад в лице международных организаций и США в первую очередь, несмотря на резкую критику результатов выборов, на данный момент пересматривают свои позиции и взгляды в отношении Казахстана.

Такое поведение западного международного сообщества, как минимум подозрительно, оценив электоральный процесс в своих высказываниях, мягко говоря «не соответствующим общепринятым демократическим стандартам», ситуация на сегодняшний день имеет ярко выраженный противоположный характер. Это обусловлено итогами встречи в Брюсселе министра иностранных дел РК Ержана Казаханова с верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон. Немного расширенное выступление с реверансом в сторону Астаны сделала госсекретарь Хилари Клинтон и ее заместитель по странам Южной и Центральной Азии Роберт Блейк опять же после встречи с главой МИД РК. К тому же, визит носит глубоко символичный характер, во-первых – это первый официальный визит МИД РК в США; а во-вторых – несмотря на целый спектр обсуждаемых вопросов (взаимная выдача виз, аспекты межгосударственного сотрудничества и т.д.), основной акцент был сделан на предстоящем саммите по ядерной безопасности в Сеуле. Очевидно, что центральной темой для обсуждения стала координация усилий на международной арене, направленных на давление на Иран и его ядерную программу.

На сегодняшний день, экономические санкции ООН, других международных организаций, а также мировых акторов не приносят удовлетворительных результатов, и, даже наоборот укрепляют иранское руководство в своих инициативах по освоению атомных технологий. К тому же, ближневосточные события вокруг Ормузского пролива и, соответственно, вопрос безопасности прохождения нефтересурсов подталкивают Запад (как главных инициаторов), а также ближневосточных акторов в лице Саудовской Аравии (борца за распространение собственного влияния в регионе) к уплотнению кольца вокруг Ирана. С подобной инициативой Вашингтон обращается к своим потенциальным союзникам. Казахстан не является исключением в данном вопросе. Будучи главным проводником США в Центральной Азии по вопросу военно-политической поддержки американской политики в Ираке (отправка саперных подразделений Казахстаном) и Афганистане (инвестирование в образовательные программы, поддержка Международных сил содействия безопасности ISAF, а также предоставление своей территории для поддержки миротворческих сил), Казахстан является одним из главных партнеров США в регионе. К слову, необходимо отметить, что Казахстан в последнее время стремится увеличивать свое политическое участие в глобальных и международных процессах (председательство в ОБСЕ, ОИК к примеру), заявляя о себе как о региональном лидере. Такой подход во многом подпитывается амбициозностью руководства страны, в следствие чего, такой характер приобретают многие национальные проекты и международные инициативы.

Между тем, по мере того, как мировое давление на Иран растет, свидетельством чему служит очередная сенсация относительно планируемого нападения Израилем на иранские ядерные объекты, Запад вынужден проводить «сверку часов» со своими внешними партнерами и разрабатывать альтернативные варианты. В первую очередь это касается ближневосточных, центрально-азиатских стран, среди которых большое предпочтение отдается сырьевому характеру национальных экономик (Каспий).

С другой стороны, насколько реалистичной бы не показалась готовность Казахстана содействовать США в иранском вопросе, очевидно, что военный аспект будет занимать в этом случае место отдаленного приоритета. В первую очередь, это касается интересов самого Казахстана. Каспий в своей сущности, является не только геополитически и стратегически важным с точки зрения международной политики и дипломатии, но также и экономически. Поэтому, военные действия в этом регионе, неизбежно приведут к спаду экономических показателей в отношении нефтепродуктов и факторов ценообразования. К тому же, южные маршруты поставки нефти (которые через Иран идут в Персидский залив), подтолкнут Казахстан, а также Туркменистан с Азербайджаном защищать свои национальные экономические интересы. Это хорошо понимают страны Каспийского региона, не менее отчетливо это воспринимают и на Западе. Исходя из этого, необходимо понимать, что в случае кулуарных переговоров Запада со странами Каспия, Центральной Азии и, Казахстаном в частности, акценты будут ставиться на наиболее выгодные для стран региона точки соприкосновения (новые контракты с западными нефтекорпорациями, дополнительные вливания в экономики стран и т.д.). Безусловно, что в долгосрочной перспективе, максимальные выгоды от этого извлекает только Запад.

На сегодняшний день, Казахстан стоит на сплетении нескольких глобальных политических процессов, проявления которых не остается ждать долго: 1) Создание на базе Таможенного Союза Единого экономического пространства, что в более широком плане означает политико-экономическую интеграцию с Россией; 2) Каспий – что выводит Казахстан за пределы Центральной Азии и тем самым, ставит дополнительные задачи перед руководством; 3) Участие в военных операциях в Афганистане; 4) Экстенсивное развитие экономических связей с Китаем, Ираном. В совокупности, все эти процессы могут дезориентировать казахстанское руководство, имеющее разного рода гарантии перед своими партнерами. К примеру, вывод в 2014 г. военного контингента из Афганистана совсем не означает отказ Запада от Центральной Азии, причем США обязательно подыщет повод для продолжения своего присутствия в регионе. К примеру, это может стать тотальная борьба с наркотрафиком и транснациональной преступностью. В этом случае, Казахстан подвергнется максимальному давлению таких факторов как международные акторы, радикальные религиозные организации (прим. Социальная напряженность в стране совпадает с международными инициативами РК: вступление в ТС, отправка солдат в ИРА). Причем неизвестно как дальнейшее поведение различных сил скажется на восприятии Казахстаном тех или иных международных инициатив.

Тем не менее, сейчас можно резюмировать, что Казахстан привлекает все больше иностранного внимания, что в принципе является результатом курса внешней политики РК. США независимо от того, как сложится сотрудничество с Казахстаном по иранскому вопросу будет стремиться найти наиболее привлекательные для РК точки соприкосновения, что в дальнейшем поможет Вашингтону в достижении своих целей. Очевидно, что руководство РК сталкивается с дилеммой относительно того, кому из своих внешнеполитических партнеров выгодна дестабилизация в стране и соответственно, будет расставлять свои приоритеты в иностранном сотрудничестве. Учитывая специфику региона, а также ускоренные темпы продвижения российского проекта по Единому экономическому пространству, то выводы пока довольно однобоки и не разнятся множеством вариантов. Из всего вышесказанного следует, что временной фактор расставит все акценты и точки над «i».

Аналитический отдел «Prudent Solutions»

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s