Грядет ли напряжение отношений Казахстана с Кыргызстаном?

Обзор событий. Февраль 2012 г.

Взаимоотношения двух братских республик, несмотря на постоянно подчеркнутую культурную, историческую, языковую общность народов вновь омрачили взаимные претензии. Кыргызстан осенью прошлого года получив 80 тысяч угля для подготовки к отопительному сезону, выявил превышение радиационного фона твердого топлива в 10 раз. Международную огласку дело обретает на сегодняшний день с расследованием обеих сторон по причастности лиц к отправке и приему угля в странах. Официальная Астана отстранилась от причастности к проблеме, отрицая правдивость информации о превышении радиоактивности в топливе. Кыргызстан обвинил казахстанские фирмы-поставщики в экоциде, мошенничестве и незаконном обращении радиоактивных материалов.

Между тем, развитие событий вокруг угольного вопроса, уже успевшему получить собственное название – «угольгейт», могут перейти на новый этап. Инцидент получил широкую огласку в самом Казахстане, в результате чего началась расследование и жесткая проверка в государственном аппарате лиц, причастных к поставке. К тому же, руководство страны задалось вопросом относительно того качества потребляемого топлива на внутреннем рынке. В случае выявления фактов нарушения должностными лицами на фоне пересмотра кадровой политики в целом, прецедент внесет существенные корректировки в систему государственной службы. Показательным примером тому может служить недавнее снятие иммунитета с сотрудников Комитета национальной безопасности. Хотя внутреннее расследование не станет фактом всеобщего достояния, есть смысл полагать, что на двустороннем уровне признание халатности будет расцениваться как недоброжелательный жест.

Исходя из этих соображений, кыргызстанские политики подняли вопрос в Парламенте страны относительно целесообразности передачи 4 пансионатов в курортной зоне Иссык-Куля Казахстану. Подобный политический выпад, по сути, является лакмусовой бумажкой, определяющей наличие скрытого кризиса в двусторонних отношениях.

Примечательно, что несмотря на, казалось бы, единый взгляд на региональные политические процессы, Казахстан и Кыргызстан в своих национальных взглядах на двустороннее сотрудничество разнятся, что определяет в перспективе их далекий от идеала характер. Противоречия между странами на современном этапе несущественны на высшем политическом уровне, однако на уровне обычного обывателя ситуация складывается иначе.

Казахстан, будучи наиболее вовлеченной стороной Центральной Азии в мировые процессы и развитой экономикой, стремится к ведущему положению в регионе. На счету у руководства страны несколько успешных реализованных проектов и «внешнеполитических пиар-кампаний», к которым можно отнести отправку военных подразделений в Ирак и Афганистан соответственно. Однако суть в другом, доминирующее положение Казахстана перед Кыргызстаном в политическом и экономическом отношении, обнажает возрастающую неприязнь народов в отношении друг друга. Астана выступая с позиции «старшего брата», расширяет поведенческие рамки определенного социального слоя, который в свою очередь воспринимает экономический прогресс страны как свое личное достижение. Кыргызстан в свою очередь, принимая во внимание факт политико-экономического развития Казахстана, пытается многочисленными способами добиться односторонних преференций и выгодных условий для себя. Отток интеллигенции со времен первой революции 2005 г. привел к маргинализации населения. Как следствие на международной арене создается негативный имидж страны, укрепляющий общественность во мнении о несостоятельности Кыргызстана как государства. По такому сценарию складываются не только казахско-кыргызские отношения, которые к слову сказать, еще не прошли критическую стадию, но и российско-кыргызские межгосударственные связи.

В этой связи, встает вопрос о поведении Астаны в отношение своего южного соседа. Этот вопрос приобретает большую актуальность в преддверие вступления Кыргызстана в процесс интеграции, инициированный Казахстаном, Россией и Белоруссией. Естественно, говорить об открытой форме противодействия либо восприпятствия кыргызским инициативам не имеет смысла, т.к. Казахстан одна из заинтересованных сторон в полноценном освоении кыргызстанских рынков. Тем не менее, недовольство Кыргызстана, высказываемое в адрес Казахстана, по поводу водно-энергетических вопросов, а также территориальных претензий Астаны к Бишкеку по приграничным территориям (урочище Каркыра), проникновение радикальных религиозных течений, без внимания высшего руководства Казахстана не остается. Кыргызстан хорошо помнит закрытые казахстанские границы во время революции 2010 г., когда политический кризис сопровождался резким повышением цен на продукты первой необходимости (импортируемые продукты питания, бензин и т.д.). Многочисленные просьбы Бишкека открыть границу так и не нашли своего отражения. Более того, по периметру пограничная территория была обнесена колючей проволокой. К тому же остро встает вопрос наличия трудовых кыргызских мигрантов.

Специфика двусторонних отношений, как в принципе и всего Центральноазиатского региона, сводится к отсутствию простых аспектов реализации достигнутых договоренностей. Это касается взаимодействия в политической, экономической, пограничной, таможенной и других сфер жизнедеятельности. Возможно, что вектора внешней политики обеих стран направлены на углубление сотрудничества с другими представителями международного сообщества. Однако неопределенность стран в отношении друг друга и создает благоприятную почву для разногласий. В первую очередь, это касается Казахстана. Будучи крупным иностранным инвестором в Кыргызстане, казахстанский бизнес в конечном счете не закрепляет за собой той роли, которая отводится ему на внутреннем рынке Кыргызстана. Практически зеркальное отражение ситуации представляет собой политическая позиция Астаны, за исключением постоянного подтверждения наличия братских отношений. В свете региональных интеграционных проектов недостаточно ясна внешнеполитическая составляющая сотрудничества, причем с учетом взаимосвязанности проблем и сторон как следствие, оптимизма не придает. Идея гидро-энергетического придатка, а также дополнительного рынка сбыта казахской (с учетом перспективных планов интеграции) российской и белорусской продукции в лице Кыргызстана, похоже не находит особой поддержки в «тройке» лидеров. К тому же подобное отношение, подталкивает кыргызское руководство искать альтернативные пути сотрудничества. В этой связи, довольно показательны официальные визиты новоизбранного Президента Кыргызстана А.Атамбаева в Турцию, приоритет которой был отдан несмотря на прочное присутствие России в Центральной Азии и Кыргызстане в частности. Такой же подход в стремлении диверсифицировать маршруты поставок ГСМ применяется в переговорах с Туркменистаном.

Безусловно, говорить сейчас о роли Кыргызстана в Таможенном Союзе довольно преждевременно, однако рассматривая ситуацию на двустороннем уровне налицо целый спектр нерешенных вопросов, способных трансформироваться в довольно серьезные факторы политического расхождения во взглядах и подходах к сотрудничеству.

Аналитический отдел «Prudent Solutions»

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s