Тенденции развития ситуации на Дальнем Востоке: «треугольник» Япония – США – Южная Корея

Усубалиев Эсен

12 апреля 2007

Напряженная обстановка на Корейском полуострове и те сложности, с которыми столкнулись мировые державы, предпринимая усилия по закрытию ядерной программы Северной Кореи, показали насколько хрупок и нестабилен режим региональной безопасности в Азии.

Наличие многих, исторически укоренившихся проблем, которые регулярно проверяют на прочность отношения между странами, а также растущие темпы милитаризации и гонки вооружений, вплотную подводит к необходимости выработать приемлемые механизмы снижения напряженности в регионе. И диалог стран в сфере безопасности и баланс сил в Азии, может иметь самое непосредственное и, возможно, ключевое значение в деле создания новой структуры международных отношений.

Апрельская встреча на высшем уровне руководителей России и Китая, а также их намерение укреплять стратегическое сотрудничество и способствовать «демократизации международных отношений» может указывать на изменение региональной и глобальной расстановки сил. Безусловно, между Россией и Китаем все же существуют определенные проблемы, но они, по всей видимости, не станут серьезным препятствием для действительного партнерства в международной политике. Правда о формировании отдельного и монолитного полюса в лице России и Китая говорить еще рано, но то что страны регулярно показывают единство взглядов и подходов к решению проблем современности, в том числе и в рамках СБ ООН, не может не вызывать беспокойства со стороны США.

Не исключено, что укрепление стратегического сотрудничества между Россией и КНР, а также повышение их взаимодействия в международной политике будет уравновешиваться в АТР усилением отношений США с их давними и преданными союзниками в регионе. Возможные формы противодействия влиянию российско-китайскому блоку, в случае его реального образования, реанимируют старые планы по созданию тройственного военно-стратегического альянса между Японией, США и Южной Кореей.

Насколько действительно обеспокоены США сохранением преимуществ, доставшихся им после окончания «холодной войны» стало очевидно еще в последнее десятилетие XX в. По сути, деятельность США была направлена на сохранение и упрочение институтов «холодной войны» как в Европе, так и в Азии, а также их последующую трансформацию в соответствии с новыми стратегическими целями и задачами. НАТО получило дальнейший импульс к расширению, включая теперь практически все страны Восточной Европы и Балтии, а в Азиатском регионе стратегические отношения с Японией и Южной Корей не только упрочились, но и начали развиваться в сторону расширения функций вооруженных сил и взаимных обязательств.

Япония и Южная Корея уже давно интегрированы в военную стратегию США. И если в 80-х гг. XX в. активная милитаризация этих стран связывалась с необходимостью сдерживания СССР на Дальнем Востоке, то теперь в условиях формирования нового мирового порядка и продолжающихся изменений в структуре региональной и глобальной безопасности, стратегические отношения в «треугольнике» Япония – США – Южная Корея получают качественно новую, глобальную роль – не только обеспечивать региональные интересы США, но и способствовать укреплению их мирового господства.

Вопрос заключения трехстороннего военно-стратегического альянса между Японией, США и Южной Кореей обсуждался и ранее. Примерно с середины 60-х гг. XX в. эти страны, неоднократно обсуждали возможность создания такого союза на Дальнем Востоке. Однако только в 80-х гг. стороны стали предпринимать активные действия в этом направлении. К примеру, правящие круги Японии неоднократно подчеркивали, что рассматривают безопасность своей страны и Южной Кореи как единое целое и это, должно служить основой для сближения двух стран, учитывая то обстоятельство, что обе страны связаны с США договорами о военном союзе. Фактически Япония и Южная Корея уже были включены в так называемую «оборонительную систему» США на Дальнем Востоке, в которую негласно также входит Тайвань. По сути, речь шла о доведении сотрудничества между тремя странами до уровня, когда юридическое оформление трехстороннего альянса могло бы стать последним логическим шагом.

В дальнейшем вопрос об укреплении военного сотрудничества в «треугольнике» был предметом обсуждения на различных уровнях. В частности, осенью 1986 г. во время визитов в Сеул и Токио американского министра обороны К. Уйанбергера особенно подчеркивалась важность объединения усилий в глобальном масштабе и более активного участия союзников в мировой стратегии США и в связи с этим, необходимость координации действий между НАТО и военно-политическим треугольником США – Япония – Южная Корея.

Между тем создание такого альянса столкнулось с определенными трудностями. В то время общественное мнение в Южной Корее как, правда и сейчас, отличалось довольно большой степенью антиамериканских настроений, что и приводило к регулярным кризисам в правительстве республики. С другой стороны, между Японией и Ю. Кореей также существуют проблемы, берущие начало еще со времен японской оккупации Корейского полуострова в период второй мировой войны. Все это, в совокупности с фактором реального влияния СССР на Дальнем Востоке, не позволило осуществить план по юридическому закреплению такого союза.

Возврат к обсуждению перспектив создания трехстороннего альянса был вызван кризисом вокруг ядерной программы Северной Кореи и признанием растущего влияния Китая в регионе. По сообщению агентства Kyodo (08.03.2006), «подобный союз призван стать противовесом Северной Корее и Китаю, а также способствовать борьбе с терроризмом». Тогда же командующий Тихоокеанской группировкой вооруженных сил США адмирал Уильям Фоллон, выступая перед профильным комитетом Сената, обосновал необходимость расширения военной кооперации на Дальнем Востоке тем, что «нарастает военная мощь Китая, а переговоры о ядерной программе Северной Кореи фактически зашли в тупик».

В настоящее время ситуация на Дальнем Востоке для США и их союзников осложняется растущем стратегическим, экономическим и военно-техническим сотрудничеством Китая и России. И если дискуссии о прошедшем в апреле 2007 визите председателя КНР Ху Цзиньтао и содержали ремарки о «китайской карте» В. Путина, (проводя аналогии с политикой США в отношении Китая при администрации Р. Никсона в 70-х гг.) намекая на то, что Россия сближается с Китаем, для того чтобы ослабить влияние США, то теперь становиться очевидным, что это Китай разыграл «российскую карту» пытаясь предупредить возможные шаги США на Дальнем Востоке. И приходиться констатировать, что не Россия главная угроза интересам США в регионе, а Китай.

В 2006 г. Министерство обороны США представило доклад с обзором американской военной стратегии, который публикуется каждые четыре года. В докладе говорится, что Россия остается на переходном этапе своего развития, и вряд ли будет представлять такую же военную угрозу, как Советский Союз. Страной, которая имеет наибольший потенциал для того, чтобы соперничать с США в военной сфере, авторы доклада называют Китай. Пентагон считает, что Китай «со временем может компенсировать традиционные военные преимущества США». В докладе также отмечается, что Китай продолжает вкладывать большие деньги в развитие армии, особенно оружия стратегического назначения. По оценкам Пентагона, в последние 10 лет Китай ежегодно, за исключением 2003 года, увеличивал военные расходы на 10 процентов в реальном выражении.

Развитие ситуации в регионе показывает, что перспективы юридического закрепления тройственного военного альянса между Японией, США и Южной Кореей, вполне реальны учитывая серьезную обеспокоенность США растущей военной мощью КНР. И практически не вызывает сомнений то, что Япония и Южная Корея также осознают необходимость создания коллективного противовеса китайскому влиянию в регионе.

Безусловно, возврат к блоковому противостоянию, которое может появиться на Дальнем Востоке и впоследствии проецироваться на международные отношения в глобальном масштабе, не очень радужная перспектива. Скорее всего, активное обсуждение перспектив официального учреждения такого альянса, может быть представлено как создание важного элемента региональной и глобальной безопасности, но в действительности это будет очередной механизм обеспечения интересов США.

12 апреля 2007 г.

Усубалиев Э.Е., к.и.н., директор аналитического центра «Prudent Solutions»

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s