Реакция стратегических партнеров США на возрастающее влияние КНР в Азии: общие подходы и краткий обзор по странам

Аналитический Центр «Prudent Solutions», 2008

Возрастающее влияние КНР на экономику и безопасность Азиатско-Тихоокеанского региона, в целом, не вносит кардинальных изменений в отношения стратегического партнерства между США и шести их главными союзниками в регионе – Австралией, Японией, Филиппинами, Сингапуром, Южной Кореей и Таиландом.

Ни одна из перечисленных выше стран в настоящее время не рассматривает Китай в качестве жизнеспособной стратегической альтернативы США в регионе. Соединенные Штаты продолжают оставаться единственным приоритетным партнером в области безопасности АТР. Между тем, тот факт, что растущее влияние КНР в регионе вносит определенные коррективы в систему региональной безопасности, полностью отрицать все же не стоит.

«Китайский фактор», как некогда «советская угроза», стимулирует еще более активную работу США со своими союзниками по удержанию их в сфере своего влияния. В свою очередь, союзники США всячески ищут возможности для расширения «пространства для маневра», стараясь занять позицию между получением выгод от сотрудничества с КНР и укреплением двусторонних связей в области безопасности с США. В итоге, в АТР складывается интересная ситуация – партнеры и союзники США выступают за их большее вовлечение в дела региона, но на определенных условиях, в определенное время и по отдельным вопросам.

То, что происходит в Азии в ответ на возрастающее влияние Китая, также важно, как и то, что не происходит в действительности. В противоположность сообщениям в прессе, и вопреки ожиданиям многих аналитиков, азиатский регион все же не переходит постепенно под полное влияние КНР, по крайней мере, это не относится к рассматриваемым странам. Маловероятно также и то, что Китай тайно стремится вытеснить США из региона или постепенно свести их влияние на «нет». Не отмечено и стремление стран АТР в срочном порядке искать пути большего сближения с КНР в ожидании ее неминуемой гегемонии в регионе. Безусловно, США и Китай ведут активную борьбу за сферы влияния в регионе, но это не игра с заведомо нулевым результатом.

Все шесть азиатских союзников США, также не стремятся модернизировать свои вооруженные силы в попытке противостоять или уравновешивать военный потенциал Китая. Несомненно, продолжающаяся модернизация вооруженных сил КНР рассматривается с должным вниманием и с различной степенью обеспокоенности, но до сих пор, она не вызвала нового витка гонки вооружений в регионе, равно как и не привела к усилению военной инфраструктуры стран-союзниц. В качестве ответа на усиление военного потенциала Китая, государства Азии не только направили свои усилия на активизацию и укрепление союзнических связей со странами, интегрированными в систему региональных связей в области безопасности созданную США, но и стали более открытыми для диалога с КНР по проблемам безопасности в Азии.

Иными словами, по мере возрастания роли Китая в Азии, желание союзников США придерживаться устоявшейся системы тесных связей в области безопасности региона не только не пропало, но и напротив, усилилось в отдельных сферах. При этом большинство азиатских стран приветствуют позитивный и взаимовыгодный диалог и с Китаем и с США в противодействии традиционным и нетрадиционным вызовам безопасности.

Это указывает на то, что Китай, безусловно, усилил свое влияние среди стран Азии, но пока еще ограниченно и в определенных случаях – рассматриваемые нами страны стали более чувствительными к интересам и приоритетам Китая в регионе, особенно по проблемам, затрагивающим суверенитет КНР, территориальные споры, историю и т.д.

Уже сейчас можно с уверенностью говорить, что политика Китая привела к достижению главного результата – его объективное влияние и потенциал в регионе весьма эффективно предотвращает развитие антикитайских тенденций, направленных на его сдерживание в Азии. Свидетельством тому может служить тот факт, что многие страны внимательно относятся к выстраиванию политического курса в отношении Китая, стараясь избегать действий, которые могут провоцировать КНР. В целом, современное положение Китая в Азии можно охарактеризовать как своего рода фактор пассивного влияния и воздействия на страны региона.

Однако влияние Китая в АТР пока еще не приобрело «угрожающих масштабов», способных ослабить союзнические отношения либо вытеснить США из региона. И как показывает ситуация, Китай не ставит перед собой таких задач. Пожалуй, это может быть продиктовано тем, что, учитывая внешнеполитическую практику Китая прошлых лет, как только он начинает предпринимать такие попытки, это приводит к обратному результату – отчуждению стран Азии.

Все шесть стран Азии рассматривают Китай как источник больших экономических возможностей, в связи с чем, стремительно расширяют экономические связи с КНР. Между тем, для ряда стран торговля с Китаем не являются безусловным благом – нередко это наносит вред отдельным отраслям их экономики. Но, несмотря на существующие отрицательные стороны в расширяющихся торгово-экономических связях с Китаем, маловероятно, что в ближайшем будущем какая-либо из стран будет рассматривать торговлю с этой страной убыточной.

В действительности, большинство региональных лидеров видят в Китае ключ к будущему процветанию своих стран, хотя, нередко, это видение идет в разрез с реальным состоянием экономических связей с Китаем.

По мнению ряда аналитиков, некоторые страны АТР постепенно отходят от стадии «медового месяца» в отношениях с Китаем. Они осознают цену и все сложности, которые связаны с развитием многоуровневых связей с КНР – в результате, страны рассматривают стабильные отношения с КНР в качестве центрального фактора их экономического процветания, но не едины во мнении по поводу надежности и предсказуемости Китая.

Более того, никто из имеющихся союзников США в Азии не хотел бы постановки вопроса о выборе между КНР или США, либо другим близким партнером США по безопасности в регионе. Все они определяют этот возможный вариант, как самый худший сценарий развития ситуации, который необходимо всячески избегать. Многие даже отрицают возможность существования такого выбора. В этой связи, проблема Тайваня и вероятность американо-китайского конфликта на этой почве, являются вопросами особого внимания и чрезвычайной осторожности, поскольку это может и привести к столь нежелательной ситуации выбора между двумя центрами силы.

И все же, несмотря на уступки по таким проблемам как Тайвань и права человека в двустороннем и многостороннем формате, а также очевидное нежелание осложнять отношения с Китаем в этой связи, в диалоге с КНР, страны Азии не выражают желания отступать от своих жизненноважных интересов, центральным ядром которых являются союзнические отношения с США в области безопасности.

В действительности, Китай может столкнуться с серьезными трудностями, если будет предпринимать попытки перевести тесные экономические связи в прямое влияние на внешнюю политику и военную сферу стран региона. И главным препятствием на этом пути может стать те же ключевые проблемы, по которым Китай занимает непримиримую позицию в отношениях с соседями – Тайвань и права человека.

С одной стороны, эти проблемы выступают в качестве важного условия полноценного сотрудничества с КНР, а с другой, играют роль ограничителя Китая, не позволяющего переводить его «пассивное» влияние на политику стран Азии в реальную плоскость. В любом случае, шесть стран-союзниц США довольно упорны в противодействии тому, что можно расценить как открытые манипуляции Пекина по этим проблемам.

Партнеры США в регионе также выражают различные степени озабоченности по поводу неопределенности будущего Китая и его потенциального влияния на стабильность и процветание региона. По крайней мере, общим является то, что все страны опасаются как сильного, так и слабого Китая, поскольку обе возможности могут равносильно угрожать стабильности и развитию региона.

Все страны поддерживают центральную роль США в области стабильности и безопасности региона. По мере развития и расширения экономического сотрудничества с КНР, страны всячески стараются уверить США в неизменной приверженности союзническим отношениям, а также в том, что они являются единственным гарантом безопасности в случае дестабилизации Китая. При этом никто из указанных стран не ожидает, что Китай может занять место США как доминирующей державы в Азии. В то же время, никто из государств партнеров США не поддерживает их явные или скрытые усилия по сдерживанию влияния КНР в регионе. Никто из партнеров США не рассматривает такую стратегию желаемой или даже допустимой, поскольку она неминуемо приведет к стратегическому соперничеству в регионе.

В результате, ответы союзников США на усиление Китая показывают сдержанный оптимизм относительно существующего и потенциального вклада Китая в азиатскую и глобальную экономику. Такая реакция, с одной стороны, является показателем не только желания этих стран видеть Вашингтон в качестве главного гаранта безопасности АТР, но и с другой, выражением общего удовлетворения той ролью, которую играют США, несмотря на несогласие с многими пунктами внешней политики Соединенных Штатов в регионе и в мире в целом. Позиция этих стран в частности выражается в том, что, по их мнению, США недостаточно вовлечены в дела Азиатского региона, так как он не является их главным внешнеполитическим приоритетом и, как правило, Вашингтон не учитывает в своей азиатской политике региональную дипломатию стран-союзников в отношении Китая.

В этой связи, учитывая сложное переплетение отношений между США и их союзниками в АТР с учетом возрастающего влияния КНР, необходимо более детально остановиться на рассмотрении основных позиций этих стран в отношении Китая.

Япония

Возросшее влияние Китая, несомненно, придало конкурентный импульс Японии в региональных отношениях, однако, ее отношение к КНР можно в целом охарактеризовать как настороженность и растущее опасение.

Многие политические деятели Японии в большей степени, чем в прошлом склонны рассматривать Китай как потенциальную военную угрозу. В особенности это актуально в свете регулярных и весьма острых межгосударственных диспутов вокруг территорий, исторических проблем и регионального лидерства. Все эти три аспекта, характеризующие непростые отношения между странами, будут в обозримом будущем подпитывать конкуренцию между Японией и Китаем в Азии.

За последние годы Япония значительно упрочила свои союзнические отношения с США, а также укрепила связи с другими партнерами в регионе, от Индии и Австралии, до Тайваня, что, безусловно, являлось очевидной реакцией на возросшее влияние и потенциал Китая в Азии. Токио даже выразил готовность использовать свои вооруженные силы, например, для патрулирования спорных территорий в Южно-Китайском море.

В тоже время, экономисты и представители бизнеса Японии убеждены, что экономическое благосостояние страны продолжает оставаться прочно связанным с непрерывной торговлей и инвестициями в Китай. Широкое объединение бизнеса, политиков и СМИ выступило с поддержкой курса страны, после ухода премьера Коидзуми, направленного на улучшение отношений с КНР. В ответ, Китай, на основе взаимности, несколько смягчил свои подходы в диалоге с Японией.

Ряд политических деятелей и аналитиков также предвидят значительный ущерб позициям Японии в Азии, в случае если между Токио и Пекином будет развиваться «холодная война». Однако, долгосрочный прогноз относительно перспектив японо-китайских отношений представляется крайне неопределенным и, безусловно, для этого есть веские основания.

Япония и Китай обладают внутренней целостностью и единством, сильны в экономическом и военном отношении, а также способны оказывать влияние далеко за пределами своих границ. В тоже время США оказывают сильное давление на Японию, с тем, чтобы она играла большую региональную и глобальную роль. Во внутренней политике, после поражения социалистической партии в 1990-х гг., центр принятия политических решений вновь сместился к «правым» и 15-летний период медленного экономического роста только подхлестнул националистические настроения в Японии. Все это усугубляется также тем, что в стране появилась новая генерация популярных политиков, которые с каждым годом все сильнее оспаривают длительный контроль бюрократии как во внутренней политике, так и во внешней.

Южная Корея

Ответная реакция Южной Кореи на возрастающее влияние Китая в Азии слагается, в первую очередь, из того, как она видит КНР и воспринимает те экономические выгоды, которые предоставляют стабильные отношения между двумя странами.

Отношение к Китаю может характеризоваться как значительная предосторожность, которая определяется устойчивым нежеланием оспаривать ключевые интересы Китая в регионе, либо каким-то образом его провоцировать, используя весьма чувствительные для КНР проблемы. В тоже время, растущая обеспокоенность и тревога по поводу экономической политики Китая, а также его дипломатии, явно свидетельствуют о том, что период «медового месяца» в отношениях между странами однозначно закончен.

Пожалуй, к факторам, которые оказывают влияние на охлаждение отношений между странами, можно причислить – неуверенность в экономических перспективах Китая, его долгосрочных интересах на Корейском полуострове (особенно в свете растущего влияния в Северной Корее), а также осознание потенциальной уязвимости экономики Южной Кореи на фоне возрастающего экономического влияния Китая. Не менее существенные факторы, продиктованы еще нерешенными проблемами в двусторонних отношениях, а также тем, что Южная Корея с каждым годом все больше убеждается в важности сохранения и укрепления союзнических отношений с США, особенно в области безопасности.

В этой связи, следует ожидать, что Южная Корея все же будет стараться расширять экономические связи с Китаем, и экономические отношения между странами будут доминирующим элементом двусторонних отношений. Южная Корея, скорее всего, будет делать основной упор на решении актуальных проблем между странами, таких как соглашение по безопасности на море, а также предпринимать шаги, используя существующие стабильные отношения с Китаем, направленные на налаживание диалога в области повышения доверия и безопасности на Корейском полуострове, либо другие меры, способствующие упрочению мира между Южной и Северной Кореей. При этом, учитывая географическую близость к КНР, значительная предосторожность и чувствительность к интересам Китая будут оставаться характерными чертами политики Южной Кореи в целом.

В свою очередь, существующие проблемы будут в дальнейшем выступать ограничителем развития двусторонних отношений и вполне вероятно, что они будут периодически осложняться «всплесками» напряженности между странами. В то время как Китай продолжает усиливать свое влияние в Северной Корее, все вопросы в той или иной мере связанные с Севером, будут оказывать как негативное, так и позитивное влияние на отношения между Южной Кореей и КНР. Учитывая эти обстоятельства, стоит все же ожидать, что Южная Корея будет искать пути сохранения хороших отношений с КНР, придерживаясь при этом, тесных союзнических отношений с США.

Комбинирование двух подходов во внешней политике Южной Корее, все же указывает на то, что она будет в дальнейшем укреплять альянс с Соединенными Штатами, несмотря на довольно критические факторы, испытывавшие на прочность отношения между США и Южной Кореей в последнее время.

Филиппины

Главным фактором, оказывающим влияние на ответ Филиппин возросшей роли Китая в регионе, является фундаментальная слабость государства. Хроническая политическая нестабильность, осложненная регулярными внутренними восстаниями, ухудшение военного потенциала государства, привело к полной неспособности Филиппин обеспечить мир и порядок на основных островах, не говоря уже о возможности защищать отдаленные территории и природные ресурсы, являющиеся предметом споров с Китаем.

Эта слабость подтолкнула Филиппины восстановить тесные связи с США в области безопасности, но для того чтобы справиться с внутренними, а не с внешними вызовами безопасности. Правящие круги Филиппин в большей мере склонны рассматривать Китай не как главную угрозу безопасности, определяя ее степень как незначительную для своей страны. Позиция, в частности, была отражена в планах по модернизации вооруженных сил Филиппин, в которых не принимается во внимание Китай, равно как и внешние угрозы в целом.

Экономика Филиппин менее зависима от торговли с Китаем (и международной торговли в целом) по сравнению с экономиками других азиатских соседей. Однако, как и для других стран Азии, китайский рынок с каждым годом начинает представлять возрастающее значение для экспорта Филиппин, становясь, тем самым, важным фактором экономического роста страны. Что уже привело к значительной активизации усилий Филиппин по расширению торгово-экономических связей с КНР. В тоже время, мнение о том, что Китай является одним из важных экономических партнеров в будущем, смешано с зарождающимся восприятием КНР как потенциально экономической угрозой.

Рассматривая факторы, которые влияют на восприятие и ответные меры Филиппин на усиление Китая в регионе, важно отметить, что они не представляют особого значения для политики страны – руководство государства всецело погружено в разрешение внутренних проблем, в то время как население не уделяет большого внимания Китаю, равно как и внешней политике вообще. Хотя, филиппино-китайские противоречия заметно пошли на спад в последние годы и отношения между странами стали более дружественными и приобрели содержательный характер.

Таиланд

У Таиланда уже есть традиционный опыт «прогибаться на ветру» или иными словами, гнуться туда, куда дует ветер. В реалиях Азиатского региона в настоящее время это означает – искать выгоду, как у Китая, так и у США.

Бывший премьер-министр, Таксин Чинноват немного изменил этот подход, пытаясь не только прогибаться, но и самому «дуть ветер» – он начал активно укреплять экономические и военно-политические связи с Китаем, одновременно предпринимая новые и довольно смелые инициативы по усилению союзнических связей между Бангкоком и Вашингтоном. Впрочем, его приемник на посту премьер-министра все же вернулся к более устойчивой и привычной для Таиланда политике.

Пост-такисновское правительство может пересмотреть уже предпринятые инициативы, особенно в области стратегического партнерства и военного сотрудничества, сконцентрировав свои усилия на развитие отношений в рамках Ассоциации государств юго-восточной Азии (АСЕАН). Однако, принимая во внимание продолжающийся экономический рост Китая, который при этом не демонстрирует «военные мускулы» и не проводит агрессивную политику в Азии, можно предположить что Бангкок, скорее всего, может пойти на углубление экономических, политических и, вероятно, военных связей с Пекином. Несмотря на то, что внешняя политика Таиланда еще не приобрела черты одновектрности, уже сейчас проглядываются тенденции, указывающие на то, что отношения с Китаем станут главным приоритетом страны в долгосрочной перспективе.

Значение Китая как важного торгового партнера и источника инвестиций для Таиланда значительно вырос в последнее время. Увеличился также и военный бюджет Таиланда после десятилетнего застоя в этой сфере, что привело даже к закупкам некоторых вооружений у Китая, хотя основными поставщиками вооружений продолжают оставаться страны Запада.

Несмотря на попытки Таиланда уладить пограничный конфликт с Бирмой, а также вовлечь ее, при поддержке США и ЕС, в совместные операции против контрабанды наркотиков, дипломатия Бангкока потерпела неудачу, хотя, эти усилия были положительно восприняты в Пекине. Между тем, продолжающаяся нестабильность в Бирме может вновь создать хорошую основу для сотрудничества между Таиландом и Пекином.

Однако во взаимном тяготении Таиланда и Китая существуют и свои пределы. В стране ряд политических лидеров выступают за сбалансированную политику в отношениях с Китаем и США, поскольку осознают реальные и символичные выгоды, которые дает стране альянс с Соединенными Штатами. Бангкок также работает над развитием разносторонних отношений с другими странами. В экономике, Таиланд предпринял ряд инициатив по укреплению связей с Индией, Австралией, Новой Зеландией и Японией. В политической и военной сферах, развивает сотрудничество с Индией, Сингапуром, Малайзией и Индонезией, а также с США и Китаем.

В целом, можно предположить, что пути развития региональной политики КНР будут постоянно оказывать влияние на отношение Таиланда к росту его влияния в Азии – Бангкок будет чутко реагировать на любые ее изменения и вносить коррективы в политический курс страны. В то время как другие факторы, такие как события в Бирме, успех или неудача на переговорах с США и Японией по соглашению о зоне свободной торговле либо будущее политических реформ в Таиланде, также могут вносить серьезные коррективы во взгляды страны на роль Китая в Азии.

Сингапур

Сингапур является единственной из рассматриваемых стран, которая не проявляет двойственность политики по отношению к растущему влиянию Китая в Азии. Небольшие размеры страны, геостратегическая уязвимость, постоянная обеспокоенность по поводу истинных долгосрочных интересов Китая в регионе, естественным образом подталкивают Сингапур к тесному стратегическому партнерству с США, несмотря на этническую близость населения страны с Китаем.

Правящие круги Сингапура рассматривают США как стабилизирующую силу внутри страны, а также как единственный реальный противовес Китая в регионе. Активная поддержка вовлеченности США в дела Азии всегда являлась одной из главных целей внешней политики Сингапура. Возросшее влияние Китая, распространение религиозного экстремизма и растущая озабоченность стабильности в соседних странах, лишь подстегнуло Сингапур к дальнейшему укреплению взаимодействие с США в области безопасности. В тоже время, Сингапур значительно расширил сотрудничество в сфере безопасности с Великобританией, Японией, Австралией и другими государствами, заинтересованными в укреплении режима безопасности в Азии.

Основные меры, предпринятые Сингапуром в области безопасности в ответ на усиление Китая, дополняются усилиями по дальнейшему развитию экономических отношений с КНР, также как и другие рассматриваемые нами страны. Выгоды, получаемые Сингапуром от возросшего товарооборота и инвестиций с Китаем, а также от его разносторонней интеграции в экономику региона, подводят хороший фундамент для расширения двусторонних экономических связей.

Эти усилия уравновешиваются политикой, направленной на диверсификацию экономических связей с другими странами, в попытке избежать чрезмерной зависимости от китайского рынка. К другим мерам, уравновешивающим активную экономическую политику Китая, можно отнести и участие страны в переговорах по заключению соглашения о зоне свободной торговли в регионе, в частности с Японией и США.

В результате отсутствия двойственности взглядов по отношению к Китаю, а также благодаря наличию четко определенных, долгосрочных интересов связанных с укреплением роли США в регионе, отношения между Сингапуром и Китаем имеют большую определенность, в отличие от других стран Азии. Если Китай все же станет еще более влиятельной региональной и мировой державой, есть все основания полагать, что Сингапур предпримет все усилия для укрепления баланса сил в Азии, уравновешивающего КНР. Такая позиция однозначно гарантирует тесные политические и военные связи с США. Однако, в условиях отсутствия необоснованной агрессии Китая, у нас нет оснований полагать, что Сингапур будет поддерживать либо способствовать созданию антикитайской коалиции, направленной на его сдерживание или исключение из системы региональных связей.

Австралия

В настоящее время, австрало-китайские отношения слагаются из трех важных факторов. Во-первых, быстро растущие торгово-экономические отношения и укоренившееся в среде отдельных политиков мнение о том, что Китай является ключом к будущему процветанию Австралии, стали одним из важных двигателей двусторонних отношений. Во-вторых, Австралия полагает, что соперничество или конфликт с Китаем возможен, или же неизбежен. В тоже время, Австралия не желает быть втянутой в региональное соперничество с Китаем, которое, возможно, пытаются развязать отдельные стратеги в Вашингтоне. И, в-третьих, Австралия выражает серьезную озабоченность по поводу растущей мощи и влияния Китая в области экономики и безопасности Азии. Дипломатическая активность Китая в регионе и продолжающаяся модернизация вооруженных сил представляют собой сферы повышенного внимания для Австралии.

Между тем, Канберра уже улучшила и, будет улучшать двусторонние отношения с Пекином, акцентируя особое внимание на развитие экономических связей. По мере того как Китай занимает все большее место во внешней политике Австралии, Канберра будет проводить более сдержанную политику и учитывать интересы Пекина, по таким вопросам как Тайвань и права человека. Обеспокоенность Австралии по поводу возрастающего влияния Китая и его политики в регионе все же будет сохраняться, но ее степень будет зависеть как от близости их двусторонних отношений, так и от уровня регионального сотрудничества в Азии.

При администрации премьер-министра Говарда, обеспокоенность Австралии по поводу растущей мощи Китая, получила выражение в ряде внешнеполитических и военных инициатив, значительно расширивших союзнические отношения с США и укрепив их убежденность в том, что они продолжают оставаться главным фактором влияния в АТР.

Новое правительство, сформированное Лейбористской партией под руководством Кевина Рудда, по всей видимости, будет придерживаться схожей, но не идентичной политики в отношении Китая и Азии. Рудд выбрал главным направлением внешней политики, в отличие от предшественника, решение глобальных проблем, таких как ситуация в Ираке, нераспространение ядерного оружия, изменение климата и т.д. Но все же он четко заявил, что Китай является важным партнером Австралии, а США – ее стратегическим союзником. Рудд также подчеркнул, что сильные союзнические связи с США являются не только серьезным подспорьем позициям Австралии в Азии, но и вносят большой вклад в региональную стабильность в целом.

В настоящее время, существуют различные центры политической мысли в правительстве Австралии, которые пока еще не едины во мнении по поводу того, как наиболее эффективно выстраивать политику в отношении Китая, какие из его интересов признавать, либо в каких сферах идти на еще большее сотрудничество и координацию с США, а также как приспособить китайскую политику Австралии к реалиям союзнических отношений. Дебаты в рамках этих концептуальных для Австралии внешнеполитических задач, являются новым внутриполитическим фактором и серьезным вызовом для лейбористского правительства.

Позиции США в регионе

Анализ ситуации в АТР, в свете растущего влияния КНР, показывает, что США продолжают оставаться центральным элементом обеспечения безопасности региона, сохраняют и планомерно расширяют влияние в Азии. И, в противоположность прогнозам многих экспертов, позиции США не претерпели кардинальных изменений, которые могли бы привести к становлению Китая как главного гаранта стабильности в Азии. Учет «китайского фактора» в политике шести стран-союзниц США привел к тому, что, признавая реальное влияние КНР в регионе, они вынуждены еще больше укреплять стратегическое партнерство с США в военной области.

В действительности, возросшее значение КНР в региональных отношениях подтолкнуло США к более ответственной и чуткой политике в Азии. Более того, внутрирегиональное согласие по поводу сотрудничества с КНР в большей степени подчиняется экономической логике: широкое вовлечение и интеграция Китая в экономику Азии позволяет поддерживать его рост, а значит и стабильность этого государства. Но единодушие стран региона относительно Китая носит все же «экспериментальный» характер. Часть азиатских стран имеет собственные причины для беспокойства, связанные с тем, как Китай будет использовать свою растущую силу, учитывая память о своем историческом доминировании в двусторонних отношениях с соседними странами. Ряд государств боится экономической стагнации и социальных потрясений в Китае, которые могут сказаться на стабильности других стран.

Рассмотренные выше страны до сих пор находятся в поиске адекватных ответов на возросшее влияние Китая в политической, социальной, экономической и военной сферы региональных отношений в Азии. Однако, представляется, что влияние Китая еще не достигло тех масштабов, которые могли бы трансформировать экономическое влияние, в прямое, политическое воздействие на страны АТР.

В тоже время в Азии все еще сохраняется обширное геополитическое пространство для дальнейшего роста влияния США в сфере создания режима безопасности в регионе, с учетом развития тесного сотрудничества между другими ведущими региональными силами, но при условии, что, ни одна из них не будет доминировать.

Аналитический Центр «Prudent Solutions», 2008

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s