Центральная Азия как объект внешней политики: история и современность.

Усубалиев Эсен

В истории Центральной Азии можно выделить несколько периодов, которые оказали сильное влияние на развитие региона и населяющих его народов. И, безусловно, каждый из этих периодов привносил как положительные, так и отрицательные элементы в исторические процессы этой обширной части суши. Не заостряя пристального внимания на вопросах формирования этнополитической картины Центральной Азии и связанных с ними внутрирегиональных этапах истории, следует отметить особую важность влияния внешних сил на общие процессы развития региона.

К первому периоду можно отнести проникновение в Центральную Азию (примерно со II века до н.э.) Китая, представленного в то время империей Западная или Ранняя, Хань, которая вплоть до VIII века н.э. оставалась единственным внешним «игроком» на этой территории. Несмотря на то, что в основном объектом ее военной экспансии являлся так называемый «Западный край» («Си-юй») – территория нынешнего Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР, общение народов Центральной Азии с Китаем оставило заметный след в хозяйственной и культурной жизни ведущего преимущественно кочевой образ жизни населения не только «Западного края», но и сопредельных с ним районов. Народы Центральной Азии впервые узнали о разведении шелковичного червя, об изготовлении шелковых тканей, бумаги. А высокий уровень земледелия и ремесла в Китае и другие элементы древней китайской цивилизации, значительно ускорили процесс развития производственных сил, и способствовали разложению родо-племенных отношений у кочевников Центральной Азии и становлению у них более высоких форм государственности.

Второй период в основном связан с началом завоевания арабским халифатом Центральной Азии (705 г.). Решающее столкновение Китая и Арабского халифата за преобладание в Центральной Азии в 751 г. закончилось поражением Китая и контроль над Великим шелковым путем, по которому велась торговля шелком между странами Востока и Европы, окончательно перешел в руки халифата. Важным последствием арабского завоевания было распространение ислама в Центральной Азии. Новая религия попала в благодатную почву веротерпимости, утверждалась и распространялась в регионе постепенно, неравномерно, но, уже к X веку она стала доминирующей в регионе, определив на многие века вперед культурно-историческое развитие народов Центральной Азии.

С середины XIII в. (выделяя его в качестве третьего периода), в результате монгольского завоевания, вся Центральная Азия становится частью обширной Монгольской империи и, несмотря на ее последующий распад, после смерти Чингисхана – основателя империи, еще более 300 лет народы региона оставались под властью завоевателей.

Следующий период связан с резкой сменой политической обстановки в регионе в XVII в., когда образовывается маньчжурское государство Цзинь (с 1636 г. именуемое Цин). Завладев Китаем, Маньчжуры провозглашают создание Цинской империи (1644 – 1911) и начинают активно выступать с претензиями на господство в Центральной Азии. Одновременно с этим, на другом конце Евразийского континента возрастает роль Русского государства, которое благодаря быстрому политическому и хозяйственному развитию все более явно проявляет экспансионистские признаки в отношениях с сопредельными государствами. В период с XVII в. – первая половина XIX в. Центральная Азия находится между двумя мощными военными, политическими и экономическими центрами силы – Российской Империи и империи Цин. Этот период вошел в историю не только как время ожесточенных военных столкновений, вторжений, но и как период активных политико-дипломатических, торгово-экономических и других контактов между государствами и народами региона.

В первой половине XIX в. (период соперничества крупных мировых держав в регионе, т.н. «Большой игры») параллельно с активным проникновением в Китай западных держав, в Центральной Азии разгорается соперничество Великобритании и России. Первые десятилетия XIX в. это соперничество проходило при явном преимуществе Англии. Изменение обстановки произошло только после антибританского восстания в Кабуле в 1840 г., послужившего заключительным аккордом англо-афганской войны, после которого англичане были вынуждены замедлить темпы продвижения на север. А с взятием русскими войсками в 1884 г. города Мерв, который был последней ставкой Англии в регионе, Британская империя практически полностью утратила влияние в Центральной Азии.

К середине XIX в. (период доминирования России, а затем СССР) благодаря успехам политики России в Центральной Азии, а также сложному внутриполитическому положению Цинской империи, регион постепенно переходит под контроль России, где большая часть народов добровольно приняли российское подданство, а часть (Кокандское и Бухарское ханства) завоевана. В 1864-1865 гг. был образован Туркестанский край, а с завоеванием Хивинского ханства в 1873 г. было закончено покорение народов Центральной Азии. Советская Россия, а затем и СССР сохранили контроль над этими землями и вплоть до 1991 г. Центральная Азия находилась в составе одного государства, закрытая от остального мира «железным занавесом».

Насыщенное событиями прошлое региона свидетельствует о его важном месте и роли в системе межнационального и межкультурного диалога на всем протяжении истории Центральной Азии. И, несмотря на экспансионистский характер вовлечения внешних сил в Центральноазиатский регион, приносивший, несомненно, значительный урон кочевым и оседлым обществам региона, явно прослеживается и положительная динамика развития региона.

Знакомство с древней китайской цивилизацией, безусловно, обогатило общественно-хозяйственный уклад жизни народов Центральной Азии, способствовало развитию производительных сил и отношений. Влияние арабской (мусульманской) культуры подняло на более высокий уровень науку, искусство, образование, приведшее к тому, что регион впоследствии сам оказал влияние и внес заметный вклад в дальнейшее развитие мусульманской культуры, общей теории и практики исламского права.

Сильно отразившийся на этих достижениях период монгольских завоеваний, а также последовавшие после этого завоевательные войны Цинской империи, сопровождавшиеся разрушительными междоусобными войнами (между тюркским народами и Джунгарским ханством) чуть было не поставило на грань исчезновения народы Центральной Азии и их культурное наследие. Благодаря включению этого региона в состав Российской империи этого удалось избежать и более того, последующий период Советской власти дал народам Центральной Азии то, что было недостижимым многие века – право наций на самоопределение и номинальный суверенитет в рамках национальных границ в составе союзного государства. Безусловно, он был условным, однако же, это послужило основой образования суверенных государств Центральной Азии после распада СССР в 1991году.

«Открытие» Центральной Азии всему миру, актуализировало вопросы ориентации стран региона в мировой политике и цивилизационной и культурной принадлежности в целом. После достижения независимости, пяти государствам Центральной Азии пришлось определять собственное положение в международных отношениях, исходя из трех различных направлений:

  • российское направление, предполагавшее консолидацию их в рамках бывшего Советского Союза и привязывающее в дальнейшем страны ЦА к России;
  • центральноазиатское направление, означавшее интеграцию и объединение на основе единой культурной и этнической общности народов в одно региональной объединение;
  • внешнее направление, определявшее их отношения с остальными государствами и регионами мира и предполагавшее широкий выбор внешнеполитических ориентиров.

Первоначально российское направление практически сразу было отвергнуто политической элитой многих стран региона. Получение независимости и возможность обустраивать собственную жизнь без контроля Москвы, явилось довольно заманчивой перспективой. Тем более Россия и не проявляла особого интереса к центральноазиатским республикам, поскольку была занята проблемами внутреннего характера: укрепление политической власти, проведение экономических реформ и вообще находилась в кризисном состоянии после распада СССР.

Надежды на Центральноазиатскую интеграцию в виде объединения тюркских государств и Таджикистана в Центральной Азии, оказались несбыточными, так как выявились серьезные разногласия о месте и роли отдельных государств региона и их претензий на главенство в нем.

Что же касается внешних связей, то это направление предполагало значительный простор для определения своих внешнеполитических приоритетов. Именно этот путь был выбран в качестве основы первоначальных шагов этих государств в мировой политике.

В государствах Центральной Азии существовало мнение, что их политическая независимость предполагала свободу выбора своей ориентации и своего места на карте мира. Одни искали вдохновения в исламских государствах, апеллируя к религиозно-культурной общности мусульманских народов, другие обращали внимание на государства Тихоокеанского региона, в надежде перенять их опыт экономических достижений и роста, третьи же, ориентировались на светский Запад, пытаясь получить финансовую поддержку.

Однако вопреки ожиданию многих исследователей, география, а не культура, определяет сегодня судьбу Центральной Азии. После распада Советского Союза как в самой Центральной Азии, так и за ее пределами, предполагали, что наиважнейшим фактором в определении будущих ориентиров этих государств станет ислам. В этой связи, многие, особенно на Западе, прогнозировали, что эти страны будут неизбежно тяготеть к Среднему Востоку и Южной Азии, и что развернется серьезная борьба за влияние в Центральной Азии между «светским» исламом Турции и его более радикальным иранским вариантом. Однако этой «великой партии» между Анкарой и Тегераном так и не суждено было сбыться.

Несмотря на все преимущества Турции, определявшейся языковой общностью, достижениями в области экономики и секуляристской моделью развития, Анкара надежно выбыла из этого ожидавшегося состязания, поскольку не соприкасалась с Центральной Азией и не смогла вести с ней двустороннюю торговлю иначе, как через территорию третьих стран. Более того, в странах Центральной Азии довольно быстро разочаровались в турецкой модели развития, и вскоре убедились в ее цивилизационной непривлекательности и неприемлемости турецкого опыта в центральноазиатских условиях. Это в значительной степени повлияло на популярность идей о создании объединения тюркских стран во главе с Турцией, которые активно выдвигаются и по сей день, но уже потеряли былой динамизм. Иными словами, в условиях отсутствия у Турции некого статуса культурного, либо цивилизационного превосходства, она не могла стать центром притяжения для стран Центральной Азии.

В то же время Иран сполна использовал преимущество собственного географического положения. И если бы не бедность иранского правительства и его изоляция со стороны западных государств, то Иран мог бы стать мостом, соединяющим Центральную Азию со Средним Востоком и Персидским заливом. Но даже если этой партии не суждено было сбыться, она, тем не менее, подчеркнула одну важную особенность: география имеет огромное значение для международных отношений – место, занимаемое страной в табели о рангах, во многом зависит от его географического расположения. Физическая география чрезвычайно важна для отношений между государствами, и то, как государства видят ее, как они понимают свое политическое и культурное местоположение, может иметь такое же или даже большее значение.

Удаленность от океанов и прибрежных государств не делает Центральную Азию удаленной от глобальных проблем. Центральная Азия является геополитическим фактором сразу четырех регионов Евразии: Средневосточного, Азиатского-Тихоокеанского, Южноазиатского и Европейского. Здесь сталкиваются интересы практически всех ведущих держав мира и целого ряда других стран.

Позиции ведущих держав в сопредельных с Центральной Азией регионах, во многом предопределили развитие геополитической ситуации в регионе практически сразу после распада Советского Союза. Из них принципиальное значение имеет как географическое положение отдельных стран, так и реалии формировавшегося мирового порядка на тот период времени.

Но прежде, стоит отметить, что центральноазиатским странам пришлось осознать один важный факт, наличие которого многие из них долгое время отказывались признавать: Центральная Азия является внутриконтинентальным регионом, окруженным со всех сторон странами, которые либо увязли в собственных проблемах, либо заинтересованы в усилении своего влияния на центральноазиатские государства. Поэтому для государств региона стало очевидно, что, будучи потенциально невероятно богатыми, в действительности их регион остается бедным, но не из-за качественных характеристик населения, а из-за трудностей с экспортом их ресурсов, призванных обеспечить собственное благополучие.

В этой связи, необходимо выделить три страны – их ключевое географическое положение, выводит на определение особенностей геополитического положения центральноазиатских государств. В первую очередь, особенное положение в отношении региона занимают Россия и Китай, роль и влияние которых, как в истории, так и на современном этапе на Центральную Азию является неоспоримым фактом и объективной реальностью сегодняшнего времени. Несмотря на временное ослабление и потерю интереса к Центральной Азии в первый период после распада СССР, Россия была и остается наиболее влиятельной силой в регионе, и это невозможно игнорировать. С другой стороны, в нынешних условиях, Россия является единственным связующим звеном Центральной Азии с Европой. Любые попытки разблокировать Центральную Азию и выйти на европейское направление, неизбежно попадают в зависимость от позиции России.

В то же время, Китай оказывает влияние не только в АТР и Южной Азии, но и после распада СССР, стал серьезной силой в Центральноазиатском регионе. Более того, КНР, благодаря своему географическому положению, становится мостом между Центральной Азией и Азиатско-Тихоокеанским регионом. Это в свою очередь вынуждает страны региона признать тот факт, что необходимость транспортировки энергоносителей на рынки АТР, неизбежно влечет к возрастанию влияния Китая в регионе.

Третья страна, предполагающая возможность Центральной Азии снять географическую замкнутость, является Иран. При этом необходимо помнить, что основные ресурсы Центральной Азии сосредоточены в бассейне Каспийского моря. Таким образом, Иран – связующее звено Каспийского бассейна с Персидским заливом, Среднего Востока с Центральной и Южной Азией. Однако из-за режима санкций со стороны Запада и, в первую очередь США, проекты транспортировки энергоносителей Центральной Азии через территорию Ирана не могут привлечь инвестиций.

До распада СССР устройство мира было двухполюсным. Теперь его считают либо однополюсным (американоцентричным), либо, наоборот, многополюсным. В данном плане сопредельные Центральной Азии регионы неодинаковы. АТР, по общему признанию, регион многополюсный: здесь противостоят США в тандеме с Японией, Китаю и России. На Ближнем и Среднем Востоке, в регионах традиционно высокой напряженности, на сегодняшний день преобладают США. В Южной Азии, ситуация характеризуется сильными позициями Индии, но ей противостоят Пакистан и Китай. Европа же находится под полным доминированием США, в особенности после вступления восточноевропейских и прибалтийских стран в НАТО.

Рассмотрение геополитической ситуации в сопредельных Центральной Азии регионах, выявляет еще один немаловажный фактор – ключевое, а в некоторых случаях определяющее влияние в них США. Несмотря на продолжающиеся дискуссии о структуре будущего мирового порядка, все же стоит признать его однополярность, так как очевидно, что США остается пока единственной сверхдержавой в мире, которая сочетанием экономических и военно-политических возможностей, способна претендовать на доминирование в глобальном масштабе.

Если отталкиваться от идеи американоцентричности мирового порядка и признания того факта, что во всех ключевых для Центральной Азии регионах (Европа, Средний Восток, АТР) в принципе доминируют США, то моделирование геополитической ситуации в Центральной Азии, вполне возможно с точки зрения противопоставления США с одной стороны, и России, Китая и отчасти Ирана с другой. При этом, подразумевая, что США являются флагманом всего западного сообщества, которое связанно с США союзническими отношениями и имеющее, в большинстве случаев, больше предпосылок к сотрудничеству, нежели к соперничеству с США в этом регионе. Это также отчасти затрагивает Турцию, поскольку, являясь членом НАТО, она также выступает единым фронтом с США и исполняя роль одного из проводников американской политики в Азии.

Россия и Китай, благодаря комплексу военно-политических и экономических возможностей, составляют реальную конкуренцию и соперничество для США в Центральной Азии. В то же время Иран, для США является скорее серьезным препятствием, чем конкурентом и уж тем более соперником в Центральной Азии. Иран не может являться равносильным соперником, для того чтобы иметь возможность противостоять США (как скажем, Россия или Китай), и в то же время представляет значительные трудности для США, как в Центральной Азии (благодаря его геостратегически выгодному положению по отношению к Каспийскому морю), так и на Ближнем и Среднем Востоке, оказывая существенное влияние в этих регионах. Исключая Иран из списка реальных соперников США, все же не стоит однозначно отказываться от влияния «иранского фактора» на политику США в регионе, поскольку он, безусловно, учитывается и имеет большое значение, как для США, так и для всего Центральноазиатского региона в целом.

Выделяя США, Россию и Китай, в качестве основных движущих сил политических и экономических процессов в Центральной Азии, можно сделать вывод, что именно от этих трех стран во многом зависит будущее региона. Стоит при этом отметить, что ни Китай, ни Россия не заинтересованы в усилении США в регионе, при этом и КНР и РФ, несмотря на то, что являются партнерами и соучредителями Шанхайской Организации Сотрудничества, а их взаимодействие по наиболее важным проблемам в Центральноазиатском регионе находится на довольно высоком и доверительном уровне, также видят друг друга потенциальными соперниками в Центральной Азии.

Рассматривая военное присутствие США в Центральной Азии после операции сил антиталибской коалиции в Афганистане, в качестве неотъемлемой реалии сегодняшнего времени, можно предположить, что достижение определенного баланса сил и стабилизации отношений в регионе, по нашему мнению, возможно лишь в случае адекватного, взаимоприемлемого сотрудничества государств-участников ШОС и США.

В целом, современный период истории в Центральной Азии можно назвать новой «Большой Игрой». Какой будет Центральная Азия в результате политики крупных мировых и региональных держав, сказать трудно. Но, несомненно, их противодействие будет неуклонно расти, и не исключено, что на региональном пространстве появляется новые структуры, призванные стимулировать экономическую интеграцию, торговлю и политическое сотрудничество, в которых будут принимать участие страны не входящие в Центральную Азию, но желающие сохранять и укреплять здесь свое влияние.

Как показывает история, вовлечение мировых держав в дела региона, оставляло как положительный, так и отрицательный след в судьбе Центральной Азии. Но пристальное внимание к региону и присутствие внешних сил необходимо и, несмотря на то, что соперничество крупных держав усложняет ситуацию в регионе, вынуждая страны региона делать выбор в пользу того или иного центра силы, очевидно, что развитие государств региона без влияния извне невозможно, а ситуацию, в которой бы страны Центральной Азии были бы предоставлены сами себе, трудно представить. Без внешнего влияния страны региона, тяготимые старыми национальными противоречиями и современными региональными амбициями, стремительно перешли бы к открытому противостоянию и конфликтам.

Усубалиев Э.Е., к.и.н., директор аналитического центра «Prudent Solutions»

декабрь 2009 года

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s