Что стоит за ядерной риторикой Японии?

Эсен Усубалиев

Ноябрь 2006

В последнее время в мировых СМИ все чаще появляются сообщения о бурных дискуссиях в Японии вокруг возможности иметь ядерное оружие в минимально необходимом для самообороны количестве. Постановка этого вопроса приобрела еще большую актуальность после ядерных испытаний в КНДР 9 октября 2006 г. Однако известно, что этот вопрос рассматривался и до событий на Корейском полуострове. Существуют ли объективные предпосылки для пересмотра безъядерного статуса Японии в настоящее время?

Тема изменения безъядерного статуса Японии впервые официально обсуждалась в парламенте Японии в 1994 г., когда японский премьер-министр Цутому Хата отметил, что Япония обладает всем необходимым потенциалом производства ядерного оружия и при наличии политического решения без особых затрат может наладить у себя производство ядерных боеголовок для выпускаемых в стране мощных баллистических ракет. Затем в 1999 г. вновь предпринимались попытки вынести на обсуждение парламента вопрос о принятии на вооружение ядерного оружия. Сама тема ядерного оружия и перспективы его обладания в качестве гаранта безопасности Японии, регулярно отражалась и в аналитических работах японских исследователей. Впрочем, все инициативы как отдельных представителей политической элиты, так и научной общественности в этой сфере оставались сугубо в теоретической плоскости и так и не привели к реальным изменениям «безъядерного статуса» Японии.

После ядерного взрыва, произведенного КНДР, Япония вновь задалась вопросом, насколько она может чувствовать себя в безопасности, имея в непосредственной близости страну, успешно испытавшую ядерное взрывное устройство, обладающую ракетными технологиями и которая, к тому же, отличается весьма негативным отношением к Японии, за ее военные преступления в период оккупации. Однозначного ответа японский политический истеблишмент дать не может. Как и до ядерного инцидента на Корейском полуострове, так и сейчас, есть множество «за» и «против» этого решения.

В октябре этого года, председатель политического совета правящей Либерально-демократической партии Японии Сиоити Накагава неоднократно высказывался в пользу проведения дискуссии о том, должна ли Япония иметь ядерное оружие. Накагава аргументировал свою позицию заботами о безопасности страны и тем, что при наличии ядерного оружия Япония была бы больше защищена от угрозы ядерного нападения. Примечательно, что его взгляды также разделяет и глава МИД Японии Таро Асо.

Дискуссии вокруг ядерного оружия вызвали неоднозначную реакцию в японском обществе, хотя уже не столь негативную, как могло быть в прошлом – высказывания любого общественного деятеля в 1960-80 гг. по возможности пересмотра ядерных принципов, зачастую означали конец его политической карьеры. В современных условиях, с учетом понимания в обществе угроз, исходящих от ядерной КНДР, трудно представить, что высказывание влиятельного члена правящей партии негативно отразится на его политическом будущем и имидже партии, однако ЛДП все же старается осторожно относиться к вопросу пересмотра безъядерных принципов. 14 ноября правительство Японии официально заявило, что теоретически, оснащение сил самообороны ядерным оружием не нарушает Конституцию, однако Япония будет настаивать на неизменности трех безъядерных принципов своей политики.

Между тем часть политических партий (Коммунистическая, Социал-демократическая и Демократическая) выступили с резким осуждением позиции председателя политсовета ЛДП, а лидер коммунистической парии Японии даже призвал отправить в отставку главу МИД Таро Асо, в случае если ему не удастся приглушить дискуссию вокруг ядерного оружия.

Не заставили себя долго ждать и соседние страны. В частности, довольно сдержано, но вполне однозначно отреагировал Китай, который традиционно весьма чувствительно относится к любым изменениям в военной сфере Японии. 15 ноября пресс-канцелярия МИД КНР заявила, что Китай надеется на ответственный подход Японии к сохранению стабильности в регионе, приверженности «трем принципам» и выполнению обязательств в рамках Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Однако, какими бы ни были дискуссии о возможности вооружения японских сил самообороны ядерным оружием, реальных предпосылок для пересмотра безъядерных принципов в настоящее время нет, как и не было их и ранее.

Общеизвестно, что использование ядерного оружия для укрепления национальной безопасности ограничиваются, в основном, политическими обязательствами Японии, вытекающими из японо-американского режима безопасности и объявленных правительством в 1971 г. трех безъядерных принципов: «не обладать, не производить, и не ввозить». Фактически в Конституции 1947 г. не содержится запрета на обладание ядерным оружием, в то время как отказ от него со стороны Японии имел больше практический и политический характер.

Такая позиция Японии вполне отвечала реалиям «холодной войны», поскольку позволяла стране находиться под гарантированной от ядерного нападения защитой США, а страны региона не ощущали беспокойства по поводу отсутствия у них ядерного потенциала. При этом «безъядерный статус» Японии, давал ей возможность на протяжении длительного времени формировать положительный имидж как в глазах соседних стран, так и всего мирового сообщества. Оставаясь приверженной трем принципам, Япония свободно предлагала другим странам отказаться от ЯО, призывала сверхдержавы к разрядке напряженности и совместным усилиям по контролю за нераспространением ядерного оружия.

В условиях Восточной Азии – единственного региона в мире, в котором высокий технологический потенциал разработок и производства ядерного оружия сочетается с исторически укоренившимся недоверием стран друг другу, в сфере обеспечения ядерной безопасности перед Японией стоял выбор – либо иметь собственное ядерное оружие, как средство сдерживания потенциального агрессора, либо предпринимать усилия по упрочению региональных режимов ядерного нераспространения. И вполне естественным был для нее выбор, находясь под защитой «ядерного щита» США, сконцентрировать свои усилия на деятельности по укреплению режима нераспространения ядерного оружия.

Прекращение «холодной войны», безусловно, внесло коррективы в восприятии угроз ядерной безопасности Японии, однако сохранило понимание необходимости придерживаться «безъядерного статуса», поскольку окончание биполярного противостояния не отразилось на гарантиях безопасности со стороны США, изменился лишь источник этих угроз.

Современная ситуация в регионе показывает, что потенциальные угрозы для Японии в сфере ядерной безопасности могут исходить, скорее всего, не от КНДР, поскольку очевидно, что КНДР никому своим оружием не угрожает. Для Японии большую озабоченность представляют кардинальные изменения в региональной безопасности, которые могут быть вызваны последствиями северокорейского испытания ЯО и выразиться в дальнейшем нарушении ДНЯО другими странами. Эта угроза вполне реальна и в случае если мировое сообщество не предпримет решительных шагов по закрытию северокорейской ядерной программы, режим нераспространения подвергнется полной ревизии как в региональном, так и в общемировом масштабе.

В этой связи, первоочередной задачей Японии явилось скорейшее возобновление шестисторонних переговоров по ядерной программе Северной Кореи и оказание максимального давления на северокорейский режим всеми возможными способами. Не случайно Япония выступила за самые жесткие санкции в отношении КНДР и призвала к возобновлению шестисторонних переговоров по ядерной программе Северной Кореи, из которых она вышла в 2005 г. ссылаясь на угрозу безопасности со стороны США. Напомним, что в переговорах участвуют КНДР, США, КНР, Россия, Южная Корея, Япония.

Возвращаясь к дискуссии о ядерном оружии Японии, следует обозначить, что более важную роль все же играет не перспективы его создания, а то, с какой целью этот вопрос получил огласку. Вызывает большие сомнения, что один из влиятельнейших членов ЛДП Сиоити Накагава мог выступить с такими заявлениями, не получив согласия членов правящей партии и правительства. Возможно, японскому правительству выгодно представить его заявления в виде демарша одного из политических деятелей, отражающих частное мнение. Но как показывает практика, а также специфика прагматической политики Японии, случайностей не бывает.

Необходимо напомнить, что любые изменения в военной политике Японии, и уж тем более по вопросу ядерного оружия, чувствительно воспринимается в КНР, которая и так традиционно обвиняет Японию в возрождении милитаризма. В свою очередь, общеизвестно, что именно Китай имеет особые рычаги давления на Северную Корею. Ядерная риторика Японии, скорее всего, явилась сигналом для КНР, что в случае если не будут предприняты меры воздействия к Северной Корее, Япония может начать всерьез обсуждать возможность вооружения сил самообороны ядерным оружием. Естественно, что это сугубо теоретические заключения, но вполне вероятные, учитывая тот факт, что КНДР вскоре заявила о подготовке очередных ядерных испытаний, и Япония была вынуждена прибегнуть к довольно крайним мерам воздействия.

С другой стороны, в Токио осознали, что возможно в своей реакции они зашли слишком далеко и поспешили выступить с опровержением, поскольку стало очевидным, что ядерная Япония может дать очередной и весьма удачный повод для КНДР продолжать свои ядерные разработки. В таком случае, о перспективах закрытия ядерной программы можно было бы забыть.

Между тем, на встрече в Пекине представителей КНДР, Китая и США в конце октября была достигнута договоренность вернуться за стол переговоров «в ближайшее время», а в декабре стало известно, что КНДР согласна пойти на уступки по ядерной программе, но при условии снятия финансовых санкций со стороны США и гарантий безопасности.

При этом вполне вероятно, что напряженность вокруг сохранения режима ДНЯО выявляет куда более важную проблему современных международных отношений – стремление иметь собственное ядерное оружие, как показывает практика, может стать неизбежным ответом т.н. «стран изгоев» на политику США и единственной гарантией их выживаемости. Соответственно, если США не отойдут от практики вмешательства во внутренние дела стран мира и политики гегемонизма, нарушение режима нераспространения может стать неизбежным и в других регионах мира.

Что касается проблемы ядерного оружия в Японии, важно отметить, что до тех пор, пока существует система японо-американских союзнических отношений, реальных предпосылок для создания своего ядерного оружия нет. Безусловно, многое будет зависеть от того, насколько КНДР и США смогут пойти на уступки в ходе переговорного процесса, который, к тому же обещает быть долгим и трудным. Но даже в случае отказа КНДР или излишнего затягивания переговорного процесса, Япония вряд ли станет в серьез обсуждать возможность создания своего ядерного оружия, так как очевидно, что чрезмерное ухудшение отношений с КНР не отвечает интересам политики Японии в регионе.

Усубалиев Э.Е., к.и.н. директор аналитического центра «Разумные Решения»

2007 год.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s