Обзор ситуации в Таджикистане. Апрель 2014

Одним из главных событий апреля стало ежегодное послание президента Рахмона парламенту страны. Глава государства обозначил позиции Таджикистана по нескольким насущным вопросам, как к примеру социально-экономическое развитие страны, внешняя политика и др.

Реакция экспертного сообщества, населения и СМИ в целом, на президентское послание осталась на уровне здорового скепсиса. Причина кроется в излишнем сглаживании острых углов, что в некоторых случаях свидетельствует об отрыве от реального положения дел, а также неуместном восхвалении государственного аппарата. В результате этого, президентское послание постепенно сводится к оценке простой формальности, лишенной, по мнению части отечественных экспертов, реального смысла и задач на ближайшее будущее.

К примеру, президент в своей речи говоря о росте ВВП и доходов населения почти в 2 раза сделал акцент на хорошей работе правительства и государства в целом. Если же взять данные официальной статистики то становится очевидным, что главным фактором роста ВВП в Таджикистане являются трудовые мигранты, находящиеся за рубежом. Сумма переводов за прошедший год составила 4,15 млрд. долл. США, а армия трудовых мигрантов насчитывает порядка 1,5 млн. человек. Игнорирование общеизвестного факта президентом страны было, по крайней мере, некорректным в отношении своих соотечественников, трудящихся за границей.

Между тем, послание не было лишено и позитивных моментов, как отметил Эмомали Рахмон, в стране существует острая необходимость разработки новой стратегии развития 2015-2020. Основные акценты в этой программе будут поставлены на развитии промышленности, частного предпринимательства и переработки отечественного сырья. Президент Рахмон также отметил запланированную государственную поддержку в развитии вышеуказанных областей. В качестве одной из форм участия государства является разработка и принятие нового Налогового кодекса в стране.  В новой версии документа, предусматривается порядка 240 налоговых послаблений и льгот, как к примеру сокращение подоходного налога. Довольно гармонично в заявленную программу вписывается недавно созданный правительством Фонд поддержки предпринимательства, в который фискальные органы страны должны направить порядка 1 млн. сомони на поддержку производственного предпринимательства в отдаленных регионах республики. В делах государственной службы, президент  Рахмон отметил необходимость привлечения молодых кадров, а также воспитание и поощрение талантливой молодежи в этих целях.

Часть президентского послания, касающаяся внешней политики, по сути дела, подтвердила приверженность уже установленным направлениям сотрудничества с внешним миром. Эмомали Рахмон обозначил три главных вектора партнерства с Ираном, Китаем и Россией, выделив последнюю в качестве «главного стратегического партнера». Анализ показывает, что озвученное послание не было рассчитано на революционный подход в делах управления государством либо на изменения в своей внешнеполитической доктрине, но на подтверждение прежних принципов и обязательств.

Довольно символичными стали события в Хороге, центре Горно-Бадахшанской Автономной Области (ГБАО), протекающие на фоне заявлений официальных властей о благоприятной обстановке внутри страны. Как и в 2012 году, причиной возникновения конфликтной ситуации в городе послужила вооруженная спецоперация правоохранительных органов страны по задержанию преступников, проводимая в центре города и на глазах у многих граждан. В ходе перестрелки, а также наличия раненных и убитых с двух сторон, реакция гражданского общества также приобрела воинственный оттенок. Это проявилось в поджоге нескольких административных зданий, а также массовых протестах в городе. После напряженной ситуации в Хороге, сообщалось о митингах в остальных районах ГБАО, но, по всей видимости, акции носили немногочисленный и краткосрочный характер. Между тем, экспертное сообщество теряется в догадках относительно корня конфликта между населением ГБАО и центральными властями.

На сегодняшний день существует несколько версий протекающих процессов. Одна из них это наличие некоего внешнего сценария, направленного на постепенную дестабилизацию во всей стране через отдельные ее регионы. Те сценарии, которые уже были апробированы в Украине, Грузии и Кыргызстане. К тому же, главным аргументом в пользу этой точки зрения стал вывод из Афганистана коалиционных сил, а также постепенное проникновение боевиков движения «Талибан» на север Афганистана, в приграничные с Таджикистаном области. Захват талибами в заложники 27 полицейских довольно недвусмысленно тому свидетельствует.

Другой версией происходящего, более поддерживаемой в ГБАО, является направленная политика официальных властей на дестабилизацию обстановки в области, следствием которой станет усиление влияния Душанбе и повышения своего внимания на централизации страны в целом. Иными словами, сепаратистские настроения в ГБАО имеют прямо противоположную реакцию в Душанбе. При этом, как показывает анализ, аналогичные  события 2012 г. в Хороге, связанные с ликвидацией преступной группы ответственной за убийство генерала таджикских спецслужб, создали прецедент открытого противостояния населения Памира с центром республики.

Т.е. сейчас в ГБАО опасаются реваншистских настроений со стороны официальных властей, что в свою очередь может привести к нагнетанию протестных действий в области, а позже и к ответной реакции со стороны населения ГБАО. Как отмечается в ряде экспертных материалов, активное гражданское население Горно-Бадахшанской автономной области настроено решительно в вопросах защиты своего автономного статуса, а также противодействия возможной политике аннексии официальных властей. События показывают, что в Горном Бадахшане присутствуют криминальные группы, которые возможно идут на конфликт официальными властями, провоцируя их для реализации собственного сценария. Однако утверждать однозначно о протекающих сценариях в Горном Бадахшане в силу их сложности и вовлечения различных групп влияния не представляется целесообразным.

Сотрудничество Таджикистана с соседним Кыргызстаном по вопросам приграничных территорий, которое, казалось бы, нашло свое отражение во взаимном понимании в результате серии межведомственных и межправительственных переговоров, опять дает сбои. Это отразилось в очередной эскалации пограничного конфликта между жителями приграничных сел обеих стран в начале мая с.г. И несмотря на то, что по итогам кыргызско-таджикских договоренностей строительство дороги Исфара-Ворух будет проходить в обход кыргызских сел и будет призвано снизить конфликтный потенциал в районе, окончательное снятие приграничного вопроса с повестки дня не представляется делом кратко- или среднесрочной перспективы. Межгосударственные отношения в Центральной Азии и, особенно в зоне Ферганской долины претерпевают довольно серьезные изменения. Внешнеполитический фактор, водно-энергетические вопросы, связанные со строительством крупных ГЭС, возможное расширение границ Таможенного союза на юг и соответствующее расширение зоны НАТО обуславливают дополнительные коррективы, и без того, в сложные сплетения государственных отношений. Вопросы гидростроительства, поставок энергоресурсов и пограничных территорий по-прежнему остаются инструментами давления на соседние страны, что на сегодняшний день отчетливо демонстрируют Кыргызстан и Узбекистан в своей полемике, а в недалеком будущем будут приобретать геополитический окрас. В этой связи, Таджикистан и Кыргызстан, направляя сегодня свое сотрудничество в мирное русло, не могут игнорировать подобные рычаги воздействия друг на друга в моменты принципиального отстаивания своих позиций. К тому же, мы уже говорили ранее о возможности создания прецедента изменения границ в Ферганской долине и решения вопроса анклавов в регионе с помощью Таджикистана, и возможной координации последнего с Узбекистаном в этом вопросе. Учитывая непредсказуемость и порой нерациональность центральноазиатской политики, такой вариант развития событий остается актуальным по сей день.

На сегодня, существуют туркмено-таджикские договоренности о строительстве новых транспортных коридоров, главным из которых является железная дорога Туркменистан-Таджикистан-Афганистан. Таджикистан на сегодня жизненно заинтересован в выходе из транспортной блокады, оказываемой соседним Узбекистаном, а строительство железнодорожных магистралей в отличие от автомобильных дорог является главным приоритетом. Следовательно, Узбекистан и Туркменистан, несмотря на напряженные отношения по некоторым вопросам, могли бы являться векторами приоритетного сотрудничества для официального Душанбе в Центральной Азии. Недавние недоразумения между Душанбе и Ашхабадом по вопросам строительства общей ЖД, получили статус дипломатического скандала, который Таджикистан поспешил сразу замять путем снятия с должности директора госкомпании «Таджикские железные дороги» Амонулло Хукуматулло. К тому же, сейчас Душанбе опасается создания туркмено-узбекской коалиции, способной появиться в случае выявления претензий официальным Ашхабадом по использованию совместных трансграничных вод р.Амударья и отложить строительство Рогунской ГЭС в долгий ящик. Энергетическая составляющая двустороннего сотрудничества с Туркменистаном, особенно актуальная в зимний период, также обуславливает необходимость поддержания здорового климата Душанбе в своих связях с соседом. Исходя из этого, становится очевидным, что на встречу двух президентов Эмомали Рахмона и Гурбангулы Бердымухамедова таджикские власти возлагали много надежд. Ее также можно считать дипломатическим успехом для страны, испытывающей не совсем удачный период отношений со своими северными государствами-соседями. А добрососедский тон встреч двух сторон свидетельствует о постепенном развороте Душанбе в сторону проработки туркменского вектора сотрудничества, по крайней мере на среднесрочную перспективу.

Становится очевидным, что внутренние процессы в стране постепенно отражаются на общественном недовольстве официального руководства страны не только в отдельных регионах республики, но в общем масштабе. Невнятная позиция высшего руководства по делам государственного управления, на внешнеполитической арене, активное внедрение во властные структуры президентских детей на высокопоставленные должности (как, к примеру, последнее назначение на пост замминистра иностранных дел дочери Эмомали Рахмона), свидетельствуют о росте влияния теневых процессов в стране. Подобное развитие событий расценивается обществом негативно, и приравнивается попустительству и отрыву от реального положения дел президентом Рахмоном.  В свою очередь это приводит в действие «бомбу замедленного действия» и активизацию различных политических, региональных и религиозных элит.

Аналитический отдел «Prudent Solutions»   

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s